12 декабря 2004
10520

Концепция национальной безопасности Российской Федерации в 1996-2000 годах подготовлена по заказу Центрального Совета Всероссийского общественно-политического движения Духовное наследие




Раздел I. Экономические основы национальной безопасности

Политическая трескотня по поводу экономических преобразований начала 90-х годов обещала быстрое достижение западных стандартов жизни. Всех убеждали, что для этого надо лишь сломать централизованную систему государственного регулирования экономикой, положиться на невидимую руку рынка и экономическую свободу. Пропагандистская машина неустанно рисовала заманчивые и быстро достижимые картинки будущего благополучия. Не случайно одна из наиболее претенциозных экономических программ того времени гарантировала достижение положительных результатов всего через 500 дней. Другие осенью 1991 г. призывали потерпеть лишь зиму и лето. Убеждали, что уж точно к следующей осени все будет хорошо: и цены будут снижаться, и производство рванет вверх.
Пора подводить итоги. Прошло уже более двух раз по 500 дней, на исходе четвертая осень. Однако и для россиян, и для всех жителей бывшего Союза национальная безопасность, достойный уровень жизни и благосостояния все еще остаются недостижимой мечтой.
Уровень жизни
Итак, после пяти лет экономической нестабильности благосостояние и уровень жизни начала 90-х годов недостижимы для подавляющей части населения страны.
Реальные располагаемые денежные доходы населения за 9 месяцев 1995 г. уменьшились по сравнению с январемсентябрем 1994 г. примерно на 12%. Такого существенного ухудшения благосостояния не фиксировалось с 1992г.
Так, при росте потребительских цен в сентябре 1995 г. по сравнению с сентябрем 1994 г. в 3,14 раза начисленная средняя заработная плата, по оценке Госкомстата, возросла за этот же период только в 2,23 раза. Но это средние цифры. Дифференциация населения по уровню благосостояния продолжает увеличиваться. На долю 10% наиболее обеспеченного населения в январеавгусте текущего года приходилось около 30% от общего объема денежных доходов, а на долю наименее обеспеченного населения только 2,2%. Почти 63% населения имели доходы ниже среднего уровня. За чертой сколь-либо сносного существования оказывается все больше и больше людей
Особую остроту в социальной сфере вызывают задержки с выплатой заработной платы.
Люди не верят в улучшение ситуации в ближайшее время и ориентируются на это в своем экономическом поведении. Об этом говорят и существенные изменения в структуре использования денежных доходов населения (динамика расходов на покупку валюты, объемов накопления во вкладах и ценных бумагах, прироста наличных денег на руках населения).
Реальный сектор
По прогнозным оценкам, в 1995 г. реальный объем ВВП России снизится только на 4% Это будет достижением по сравнению с периодом 19911994 гг., когда падение ВВП выражалось двузначной цифрой. Спад, несомненно, приближается к своей низшей точке. Но также несомненно и то, что это происходит не в результате проводимой экономической политики, а под воздействием объективно существующих социальных и экономических ограничений, поддерживающих воспроизводственные процессы в народном хозяйстве на минимально необходимом уровне. Ниже падать пpосто некуда.
Сокращение темпов спада многими характеризуется как стабилизация. Однако пока нет никаких признаков возможного подъема российской экономики. Продолжающееся двузначное сокращение объемов выпуска как в отраслях промышленности, ориентированных на внутренний рынок, так и капитальных вложений говорит о том, что как таковой стабилизации нет. Об этом же свидетельствует и постоянно растущий уровень безработицы. Если в декабре 1994 г. общая численность безработных составляла 5,5 млн. чел., то в сентябре ее уровень достиг уже величины в 5,8 млн. чел., или 7,8% от численности экономически активного населения.
Экономика России 1995 г. носит ярко выраженный экспоpтный характер. Так, за январьсентябрь 1995 г. внешнеторговый оборот России составил 99,9млрд. долл. и по сравнению с аналогичным периодом прошлого года возрос на 20%. В том числе со странами дальнего зарубежья78,3 млрд. долл., рост на 25%, и со странами СНГ21,6 млрд. долл., увеличение на 5%. Рост объемов производства обеспечивают только сектора экономики и предприятия, работающие на внешний рынок.
Не должны вводить в заблуждение цифры, показывающие замедление спада в отраслях промышленности. Это статистическо-цифровое улучшение характеризует как катастрофическую глубину падения объемов производства прошлого года, так и сократившийся до минимальных размеров промышленный потенциал, а кое-где и начавшуюся его деградацию. Об этом же говорит и динамика выпуска продукции, которая существенно различается по разным секторам
Внутренний спрос продолжает сокращаться. А для выхода на экономический рост страна должна обеспечить существенное и стабильное увеличение уровня потребительских расходов и капиталовложений. Глубочайший экономический кризис продолжает охватывать отрасли, в основном ориентированные на внутренний рынок. Динамика объемов промышленного производства на крупных и средних предприятиях однозначно свидетельствует, что только работа на внешний рынок является той отдушиной, которая несколько облегчает кризисное состояние всей нашей индустрии
Продолжающийся структурный кризис без роста производственных инвестиций не приведет к позитивной структурной перестройке промышленности, а без этого невозможен и устойчивый рост производства в перспективе. Двузначное сокращение реальных объемов капитальных вложений говорит о том, что субъекты экономики продолжают негативно оценивать эту перспективу. При этом наиболее остро спад инвестиционной активности ощущается в большинстве обрабатывающих отраслей промышленности
Уже просматривается основной очаг экономического кризиса следующего года. Это село. В 1995 г. в связи с засухой урожай зерновых самый низкий за последние 30 лет. По сравнению с 81,3 млн. тонн зерна, собранных в прошлом году, урожай текущего года составит около 65 млн. тонн, что на 19% меньше. В целом в этом году сельскохозяйственной продукции меньше на 10%, чем в 1994 г. И если говорить о стабильности в сельском хозяйстве, то здесь действительно она есть, но какая? Все последние годы стабильно сокращается производство основных видов продукции растениеводства и животноводства. Учитывая текущий год, можно со всей определенностью уже сейчас говорить о стабильном продолжении этой негативной тенденции сокращении производства на селе и в следующем 1996г.
Финансы
Стержневой идеей всей экономической политики последних лет была финансовая стабилизация, подавление инфляции любой ценой.
В результате проведения жесткой финансовой и денежно-кредитной политики, включая отказ от кредитования Правительства Центральным банком, дефицит федерального бюджета уменьшился с 10% ВВП в прошлом году до менее 4% по итогам 9 месяцев текущего года. Неинфляционное финансирование бюджетного дефицита за счет внешних заимствований и операций с ГКО и КО, сдерживание роста денежного предложения в I кваpтале, ограничение бюджетных расходов, введение валютного коридора и другие меры позволили ослабить инфляцию в III кваpтале до 5% в среднем за месяц (в I и II кварталах соответственно 13 и 8%).
В то же время, по мнению большинства независимых экспертов, августовско-сентябрьский уровень инфляции в 4,5% близок к предельно минимальным значениям в условиях нынешней хозяйственной среды. Подавить инфляцию ниже объективно существующего фонового уровня возможно, только заплатив за это неприемлемо высокую социальную цену.
И ситуация 1995 г. вновь показала это со всей определенностью.
Достижение финансовой стабилизации любыми средствами сопровождалось напряжением в денежно-кредитной сфере. Правительство, строя финансовую пирамиду, обескровливало экономику. Свободные ресурсы населения, предприятий и денежного рынка мобилизовались на непроизводственное потребление, на затыкание бюджетного дефицита. Добровольно-принудительная откачка свободных денежных средств, по существу, посадила на голодный паек весь реальный сектор экономики.
Состояние государственных финансов за 9 месяцев и на IV кваpтал текущего года оценивается не менее напряженным, чем в 1994 г. Так, доля реальных поступлений в бюджет за первое полугодие 1995 г. к ВВП составила 13,2%. В то же время за весь 1994 г. это соотношение было равным 13,7%.
Еще более напряженное положение складывается в расходной части федерального бюджета. Недофинансированы многие важные сферы экономики. Так, за 9 месяцев текущего года:
* национальная оборона была профинансирована только на 83% от плана на этот период,
* социально-культурные мероприятияна 79%,
* народное хозяйствона 87%,
* АПКтолько на 67% от бюджетных назначений на эту дату и на 50% от годовых проектировок.
Внешние займы
Реальное недофинансирование большинства расходных статей федеpального бюджета связано главным образом с непоступлением в полном объеме средств из внешних источников. Экономика страны в большей мере становится зависимой от внешних займов. Так, в следующем году Россия рассчитывает на глобальную реструктуризацию долга бывшего СССР. Она также надеется на кредиты МВФ, за счет которых Правительство намерено покрывать значительную часть бюджетного дефицита следующего года
* 1995 г.исходя из утвержденного Государственной Думой федерального бюджета, 1996 г.из проекта федерального бюджета, направленного в Думу.
Россия унаследовала от бывшего СССР около 69,0 млрд. долл. внешнего долга. И за три года умудрилась его почти удвоить. Наибольший рост внешнего долга пришелся на 19931994 гг., а именно 18,8 и 46,3% соответственно
По данным ЦБ России, Правительство не смогло выполнить свои международные обязательства на сумму 15,5 млрд. долл. в 1994 г., погасить платежи Парижскому клубу9,5 млрд. долл. и Лондонскому клубу28,0 млрд. долл. (по состоянию на 1 июля 1995 г.). При этом, по данным того же ЦБ России, за последние три года из страны вывезли, по разным оценкам, порядка 2550 млрд. долл.
В следующем году по политическим причинам вряд ли возможно сколь-либо значительное снижение правительственных заимствований и ограничение роста государственных расходов. Поэтому опять придется прибегнуть к внешним займам. Принятие этого внешнего наркотика скрадывает экономические трудности, позволяет стране потреблять больше, чем она производит.
Несостоятельная политикажить в долгзаложена и в проект федерального бюджета на 1996 г. На покрытие дефицита в 1996 г. предусматривается привлечь 5,8 млрд. долл. внешних заимствований.
И только в случае успешных договоренностей с иностранными кредиторами о реструктуризации долга и получении очередного займа возможно некоторое улучшение ситуации с инвестициями и бюджетом следующего года. Но это опять краткосрочная передышка, которая не разрешает проблем, а лишь отодвигает их решение. Требуются перемены в экономической политике.
Итак, ситуация с внутренним социально-экономическим положением страны ясна. Как все это отразилось на положении России среди мирового сообщества?
В настоящее время Концепция развития человеческого потенциала приходит на смену традиционным для Запада теориям экономического развития. Если модели экономического роста строились на базе валового национального продукта, то данная Концепция вытекает из ориентации на повышение качества жизни человека, расширение его возможностей во всех областях.
Согласно Концепции, развитие человеческого потенциала (через индекс развития человеческого потенциала ИРЧП) характеризуется двумя аспектами:
* формирование человеческого потенциала, повышение уровня знания, приобретение новых навыков, улучшение здоровья и т.д.;
* использование накопленного потенциала в производственных целях, для участия в политической и других видах деятельности, для отдыха.
При этом ИРЧП включает три основных показателя:
* ожидаемая продолжительность жизни;
* уровень образования;
* реальный душевой валовой внутренний продукт (ВВП).
Итак, доход как цель и смысл экономической модели развития отходит на второстепенный план, а в качестве главной ценности выступает расширение вариантов выбора человека. Человек воспринимается не как фактор производства, а как носитель экономических перемен, как цель социального процесса.
Из 174 стран, ИРЧП которых рассчитывался экспертами ООН, 63 государства отнесены к категории стран с высоким уровнем развития человеческого потенциала, 64со средним уровнем, 47к категории стран с низшим уровнем.
Россия, благополучная в середине 80-х годов практически по всем социальным параметрам, в 1992 г. заняла 52-ю позицию. Но удержаться ей на этом уровне не удалось.
При новом значении ИРЧП, сложившемся к началу 1995 г. и равном 0,547, Россия переходит в группу стран со средним уровнем развития и занимает 119-е место
Значение индекса реального душевого ВВП не следует преувеличивать: из трех измерений он наименее корректен, и, кроме того, для решения экономических проблем общество затрачивает меньше времени и усилий, чем для достижения прогресса в таких областях социального развития, как уровень образования и продолжительность жизни.
Как отмечает академик В.И. Жуков: Временные экономические трудности не могут разрушить потенциал человека, однако затяжной экономический и политический регресс может лишить исторической перспективы даже великую державу.
Обсуждение в комитетах и комиссиях Совета Федерации и Государственной Думы и специальные парламентские слушания с участием депутатов, руководителей федеральной исполнительной власти, также законодательных и исполнительных органов власти субъектов Федерации представленного Правительством РФ проекта бюджета на 1996 г. показало следующее:
* Проект федерального бюджета по существу игнорирует положения ряда федеральных законов (О ветеранах, О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд, О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и других), замечания и рекомендации Совета Федерации, законодательных и исполнительных органов государственной власти республик, краев, областей и автономных образований, направленные на совершенствование федеративного начала в бюджетной сфере, укрепление федерализма как краеугольного камня российской государственности.
Представляется неприемлемой просматривающаяся тенденция к недостаточному финансированию социально-культурной сферы, в том числе уже одобренных Федеральным Собранием программ, а также социально-культурных нужд субъектов Федерации. По своей сути проект федерального бюджета на 1996 г. продолжает проводимую Правительством Российской Федерации линию, которая уже привела к снижению реальных доходов россиян в 1995 г., вызвала рост социальной напряженности в ряде отраслей народного хозяйства и в регионах.
Опыт убеждает, что необоснованная экономия расходов на социальные нужды общества так и не привела к ощутимому улучшению в хозяйственной сфере, зато приблизила к черте, за которой начинается деградация общества. Серьезнейшими негативными последствиями такой социальной политики могут стать подрыв доверия и утрата общественной поддержки проводимых реформ.
Существует значительный разрыв между установками, содержащимися в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию О действенности государственной власти в России, в Основных направлениях бюджетной политики в 1996 году, и их реальным подтверждением в показателях проекта федерального бюджета на 1996 г.
Нереальным является уровень исходных экономических параметров, положенных в основу показателей проекта федерального бюджета на 1996 г. (уровень инфляции, объем доходных источников и другие).
Усиление тенденции к концентрации финансовых ресурсов в федеральном бюджете, рост доходов федерального бюджета в консолидированном бюджете с 47% в 1994 г., 48,1% в первом полугодии 1995 г. до 49,4%, по проекту федерального бюджета на 1996 г., противоречит нынешней роли субъектов Российской Федерации.
Недостаточное финансирование предусмотрено по таким статьям бюджета, как социальные расходы, национальная оборона, агропромышленный комплекс. Вместе с тем предусмотренные бюджетные ассигнования по финансированию расходов в Чеченской Республике преждевременны ввиду отсутствия политического решения по этому вопросу.
Проект федерального бюджета на 1996 г. закрепляет складывающуюся в последние два-три года модель структурной перестройки национальной экономики, ориентированную на добычу полезных ископаемых. Это сопряжено со свертыванием высокотехнологичных, наукоемких отраслей производства, что В ПЕРСПЕКТИВЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ УГРОЗУ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ, ВЕДЕТ К ПОДРЫВУ ЕЕ ПОЗИЦИЙ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ АРЕНЕ. Кроме того, такая модель ведет к потере рабочих мест в тех секторах экономики (оборонные отрасли промышленности, машиностроение, прикладная наука), где у нас всегда была самая высокая занятость.
Совет Федерации в своем заявлении от 4 октября 1995 г. довел до сведения Правительства, что он не может поддержать подобную ориентацию федерального бюджета, как социально опасную и не отвечающую интересам отечественной промышленности.
Выводы
1. Правительственные бюджетные проектировки на 1996 г. основываются на нереалистичном прогнозе макроэкономических показателей.
2. Формирование доходов федерального бюджета на 1996 г. базируется на сохранении действующей налоговой системы при незначительных и спорных изменениях налогового законодательства.
3. В представленном проекте федерального бюджета не нашел реального отражения провозглашенный Правительством тезис о социальной ориентированности бюджета.
4. Предложения Правительства по совершенствованию межбюджетных отношений представляются весьма противоречивыми и недостаточно отработанными.
Общий комментарий к проекту бюджета 1996 г.
Правительство прогнозирует, что рост цен, а значит,обесценивание денег, составит 1,4 раза против 1995 г. Но не против принятого на этот год Закона о бюджете, а по сравнению с ожидаемым Правительством его итогом.
При полуторном превышении ценовых параметров этого года и прогнозе роста цен от них в 1996 г. еще в 1,4 раза бюджетный рубль следующего года полегчает примерно в 2,1 раза относительно Закона о бюджете 1995 г.
В этой ситуации расходная часть бюджета сжимается.
По всем основным показателям федеральный бюджет следующего года обрушится от 20 до 70%!
Оценка бюджетных механизмов, создающих его доходную базу и поддерживающих всю многоуровневую систему бюджетов страны, дает такую же безрадостную картину.
Налоговая системамеханизм самой тонкой регулировки экономикиутратила эту черту и превратилась исключительно в фискальный пресс.
В следующем году планируется отмена бронирования средств на выплату зарплаты. Правительство, создав кризис неплатежей своей экономической политикой, теперь полностью самоустраняется от этой проблемы, сводя все к вопросам финансовой дисциплины и двусторонних отношений между предприятиями.
Изъятие денежных средств доведено почти до абсурда. Свободные средства государственных фондов, консолидируемых в бюджете,соцстрахования, занятости, медстрахованияпредлагается принудительно обменивать на государственные ценные бумаги для пополнения опять же бюджета.
В очередной раз отодвигается погашение долга Правительства Пенсионному фонду.
В связи с несостоятельностью государства выполнять свои регулирующие функции в реальном секторе экономики Правительство в своем прогнозе на 1996г. уже открыто говорит о предстоящем массовом выводе предприятий из состава действующих и смене их собственников. Начинается второй передел собственности, не оставляющий гражданам ничего от их прежних прав на владение результатами своего труда.
Такая же судьба ждет сельских товаропроизводителей. Идея купли-продажи земли при их катастрофическом финансовом положении приведет к тому, что сельский труженик будет вынужден сразу же заложить землю за долги и вскоре из хозяина на своей земле превратится в наемного батрака.
Не лучшую судьбу готовит бюджетный курс малому и среднему бизнесу. Предпринятое Правительством в 1995 г. введение долларового коридора не дает ничего, кроме расшатывания банковской системы. Агония банков уже началась. Через процентные ставки она в итоге ляжет на их клиентов, большинство которых работает в малом и среднем бизнесе.
Особой оценки заслуживает предложенное реформирование бюджетной системы России. Это фундамент, на котором стоит Федеральный договор.
Выравнивание бюджетовэто одна из важнейших функций федерального бюджета. 70% субъектов страны нуждаются в федеральной поддержке.
Однако согласно пpоекту бюджета значительный перечень расходов передается на уровень субъектов Федерации, у которых разрушены все доходные источники.
Правительство предлагает привести распределение помощи из федерального бюджета территориям к их удельным весам по ее получению в 1991 г. Но доля каждой территории в объеме ВВП и их обеспеченность собственными доходами в 1991 г.это совсем не то, что в 1995 и 1996 гг.
Спад экономического потенциала совершенно исказил доходную базу территорий, и можно согласиться, что прогнозировать ее стало просто невозможно. Но в этой ситуации нужно не разъединять бюджетную систему страны на отдельные самостоятельные бюджеты, а консолидировать ее.
Представленный Правительством вариант бюджета содержит еще одну тенденцию попытку явного перераспределения бюджетных полномочий в сторону центральной исполнительной власти.
При свертывании помощи регионам, социальных и инвестиционных функций федеральный бюджет занимает все большую долю по отношению к ВВП: по расходам19,7% в 1996 г. против 15,7% в 1995 г., или рост на четверть за один год! Эта централизация средств без обратной отдачи неизбежно вызовет ответную реакцию, раскачивающую Федеративный договор.
Во взаимоотношениях Центра с субъектами Федерации усиливается многолетняя тенденция перехода последних на одноканальный метод перечисления налогов. В этой связи в закон впервые вводится статья о полномочиях федерального Центра применять санкции к субъектам Федерации за невыполнение обязательств перед бюджетом.
В сравнении с Законом о бюджете на 1995 г. новый проект федерального бюджета содержит ряд формул и изъятий, во многом переводящих бюджетный процесс из компетенции закона в компетенцию исполнительной власти.
Из текста Закона изъят порядок отчисления в бюджет средств от продажи не закрепленных в федеральной собственности, но принадлежащих государству акций нефтяных компаний.
Изъято упоминание о Государственной программе приватизации, введена формулировка о продаже не только предприятий, но и земельных участков, на которых они располагаются. Формулировка доходов от приватизации ограничена только недвижимым имуществом.
Не отражены в бюджете доходы от реализации госрезервов.
Вместо ранее устанавливаемого Законом разделения налога на прибыль между субъектами Федерации и Центром введена расплывчатая формула о разделении этого налога по установленным (кем?) нормативам.
Снято требование, что операции со средствами государственных фондов проводятся через Центробанк и Казначейство только ГОСУДАРСТВЕННЫМИ органами.
Из Закона изъят целый раздел о правилах и ограничениях предоставления средств бюджета на возвратной основе. За этим неизбежно пойдет коррумпированная прокрутка бюджетных сpедств в коммерческих банках.
Из проекта Закона изъято ограничение о пределах покупки Центробанком РФ государственных ценных бумаг.
Исчезло приложение к Закону о бюджете (в 1995 г. приложение 1) с расшифровкой поступлений в бюджет от продажи и использования принадлежащего государству имущества.
Введена статья о принудительном изъятии и обмене свободных денежных средств фондов соцстрахования, занятости и медстрахования (до70%) на государственные ценные бумаги со сроком обращения не менее 6 месяцев.
Изъята статья об установлении предельной штатной численности Вооруженных Сил, органов внутренних дел и безопасности.
Общая направленность этих отличий проекта бюджета на 1996 г. в комментариях не нуждается.
Курс так называемых демократических реформ имеет одну устойчивую тенденцию, которая также не имеет ничего общего с понятием демократии. Это имущественное расслоение общества. Причем самого опасного типа принудительного.
Идея реформ с самого начала базировалась на разделе общенародного достояния между так называемыми стратегическими собственниками, с капиталами которых связывался весь дальнейший ход российской истории.
Поскольку при разрушении производства капитал не воспроизводится, то формирование таких собственников может вестись лишь за счет отжатия капиталов у всего остального населения. Эту идею обслуживали:
* конфискация сбережений в 1992 г.,
* замораживание амортизационных фондов предприятий с распродажей последних по заниженным ценам,
* обкрадывание крестьян по неотоваренным чекам Урожай-90 и другие подобные мошеннические действия государства.
Итогом того, что выдается за реформы в России, являются два печальных факта.
Первое то, что весь их курс базируется исключительно на обогащении кучки новых русских за счет обнищания абсолютного большинства населения. При спаде производства иного пути обогащения просто нет.
Второе то, что механизмы этого обогащения стоят под тотальным контролем организованной преступности.
Специалисты утверждают: в России практически полностью подчинены контролю преступных сообществ все виды бизнеса, дающего сверхдоходы.
По оценкам экспертов, организованные преступные сообщества сейчас контролируют до 85% коммерческих и банковских структур.
Сегодня организованная преступность напрямую затрагивает безопасность самого общества и государства. Проникнув во все представительные, исполнительные и правоохранительные структуры, она напрямую заявляет о своих претензиях на государственную власть.
Основная напpавленность бюджета это запрограммированное превращение страны в колониальный сырьевой придаток мира.
Нашему обществу десять лет прививается вера в то, что прорыв к мировым ценам это и есть наше спасение. Не ущербность идеи социализма, а убогость экономической мысли тех, кто сначала променял власть на деньги, а теперь меняет деньги на власть, привела к тому, что мы отстали, а теперь обвально отстаем от ведущих мировых экономических систем.
Любое социальное неравенство никогда не заканчивалось миром. Социальное неравенство людей и социальное неравенство субъектов Федерации с разрушенными механизмами коллективизма и взаимопомощи это бомба, с которой сняты все предохранители.

Раздел II. Аспекты концепции национальной безопасности Российской Федерациив 1996-2000 годах

Россия и мир к 1996 году
Современное геополитическое положение, экономическая и социальная обстановка в Российской Федерации, процессы, происходящие в этих сферах, потребуют в ближайшей перспективе усиления внимания к укреплению ее национальной безопасности.
В геополитическом отношении Россия, занимая обширные пространства северо-восточной части Евразийского континента, оказалась почти лишенной непосредственных коммуникаций с остальной частью Европы, Азии и Африки, то есть с теми обширными континентами Земли, где созданы наиболее благоприятные для жизни и деятельности человека условия и сосредоточены наибольшие материальные ценности и природные ресурсы. Значительно ухудшились для России доступы к открытым морям.
Несмотря на изменения внешних условий, Россия столкнулась с труднорешаемыми проблемами существования в мире, где соперничество крупных индустриальных держав не только не исчезнет, но и достигнет в скрытых формах особой остроты. Реализация их интересов не видится зачастую иначе как за счет ущемления интересов других государств, включая Россию. На этой основе Российская Федерация встречает противодействие со стороны Запада в реализации своих идей преобразований.
Кроме того, мировое сообщество не заинтересовано в появлении в мире мощных конкурентов России, Украины и других. Значит, структура собственной экономики, характер ее импорта и экспорта, заинтересованность в рынках, наличие конкурентов и т.д. все это тоже детерминирует национально-государственные интересы России.
Россия за истекшие три года не смогла избежать опасности включения во многие вооруженные конфликты в регионах, где она имеет многосторонние интересы, вынуждена нести бремя миротворчества, отвлекать ресурсы и внимание общества на то, чтобы обеспечить, в том числе и военными средствами, сохранение там своих позиций. Войны между Арменией и Азербайджаном, Грузией и Абхазией, внутринациональные конфликты в Таджикистане, а теперь уже и в субъектах Российской Федерации в Чечне, наносят прямой ущерб экономике страны, ее престижу и в конечном итоге благосостоянию народа и идеям реформ.
Одно из главных средств укрепления позиций России в геополитической сфере интересов сохранение ее роли как мирового цивилизованного и силового балансира главным образом экономическими средствами. Для этого требуется сохранение и укрепление ее территориальной целостности и единства. Видимо, рассуждения о возрождении экономического пространства, верные по своей сути, не исчерпывают проблему. Нужна активная, разумная экономическая политика России по отношению к хозяйственной деятельности всех стран СНГ.
Поиск собственного пути оказался связанным с цепью крупных субъективных ошибок, которых можно было бы избежать, а теперь необходимо исправлять. Сегодня, например, если бы с самого начала был выбран курс на самобытный путь развития, на использование собственных духовных, интеллектуальных и материальных ресурсов, мы смогли бы уже во многом решить возникшие экономические, финансовые и социальные проблемы.
Национально-государственные интересы
Практика хозяйственной деятельности и общественной жизни страны показала, что правительственные, хозяйственные, законодательные, силовые и многие другие структуры государства допустили крупные просчеты в выборе средств и методов руководства подчиненными ведомствами, зачастую не учитывали высоких требований, вытекающих из обязательств по обеспечению национальной безопасности государства.
Так, во внешнеполитическом аспекте национальной безопасности России развитые страны мира уже многие годы проводят курс на изоляцию и сдерживание России в ее попытках возрождения как мировой державы, как влиятельной силы на международной арене, с гарантированной военно-стратегической безопасностью, открыто пренебрегают нашими интересами в ближнем зарубежье, активизировали деятельность за влияние в СНГ.
Все более ясно просматривается тенденция к обострению борьбы за источники сырья и выживание на планете, в которой Россия рассматривается как первостепенный сырьевой источник.
Интеграция России в международное сообщество сопровождается увеличением ее зависимости от экономических связей с другими странами, все большим открытием внутреннего рынка в ущерб собственным национальным интересам, поскольку не может преодолеть тенденцию сокращения доступа национального экспорта на рынки промышленно развитых стран.
К наиболее серьезным угрозам экономической безопасности России относятся ее нестабильное и уязвимое геоэкономическое и торгово-политическое положение, вызванное разрушением прежних союзов, с сохранением дискриминационных ограничений во взаимоотношениях с западными странами, уход с традиционных рынков. Все это значительно ослабило мирохозяйственные позиции страны и лишило ее мощных рычагов обеспечения своих стратегических интересов за рубежом. Угрозы экономической безопасности во многом обусловлены факторами внутренней политики, в частности от последовательности и предсказуемости решений, их зависимости от взятых международных обязательств, противодействия криминализации бизнеса, обновления законодательства и др.
Не дало ожидаемого эффекта энергичное освобождение общества от `чрезмерной милитаризации`, за годы перестройки не привело к резкому повышению благосостояния народа и динамизма экономики. Не в пользу России произведен и раздел `трофеев холодной войны`: она потеряла больше, чем приобрела в результате вывода войск, сокращения и раздела вооруженных сил бывшего СССР. Пространство, ранее занимаемое Варшавским Договором, не стало нейтральным, а превратилось в арену скрытого военно-политического соперничества. Бывшие противники по-лучили новых союзников и приблизились к российским рубежам, США выступают инициаторами дальнейшего расширения НАТО, особенно перемещения их на Восток, непосредственно к границам России, продолжают гонку вооружений теперь уже на качественно новом уровне.
Кроме того, реальностью является усиливающееся соперничество между Северо-Американским, Западноевропейским и Азиатско-Тихоокеанским регионами за упрочение своего влияния на пространстве бывшего Советского Союза. В мире все большую устойчивость приобретает тенденция укрепления тех систем безопасности в мировом сообществе, которые имеют милитаристскую основу и приоритетное использование военной силы в решении спорных проблем.
Эти обстоятельства подтверждают острую необходимость создания в Российской Федерации надежной системы обеспечения национальной безопасности в общегосударственном масштабе.
Наибольшую угрозу национальной безопасности России представляют межнациональные конфликты и сепаратистские тенденции, в процессе которых нарушаются права и свободы человека по национальному признаку, возвеличивается роль одних этносов за счет других.
Продолжаются процессы саморазвития организованной преступности. Опираясь на коррумпированные связи в органах государственной власти, она становится разветвленной системой, которая претендует не только на лидерство в экономике, но и в политике, генерирует общеуголовную преступность. Отмечается консолидация преступных группировок в рамках отдельных территорий, на межрегиональном и международном уровнях. Возрастает число преступных проявлений международного характера.
Национальной безопасности России наносится ущерб проблемами государственной границы с ее военной незащищенностью и чрезмерной транспарентностью (контрабанда, провоз оружия, наркотиков, отсутствие биологического и медицинского контроля, проникновение диверсионных групп и пр.). Наиболее потенциально взрывоопасными являются границы на Кавказе, в Забайкалье, на Дальнем Востоке.
Сложившиеся неблагоприятные тенденции во взаимоотношениях со странами СНГ обусловили возникновение ряда угроз экономической безопасности Российской Федерации. Под давлением конкуренции развитых западных государств возникла угроза того, что по важнейшим торгово-экономическим, научно-техническим и технологическим направлениям утрата позиций России в регионах СНГ может стать необратимой. Зоной повышенного риска стала система транспортно-коммуникационной инфраструктуры, находящейся на территориях СНГ.
Существенное влияние на национальную безопасность и экономику страны оказывает состояние валютного рынка и денежного обращения. Масштабы валютных операций в России достигли размеров, при которых они оказывают прямое влияние на стабильность национальной валюты и экономики в целом. В настоящее время иностранная валюта стала вторым платежным средством. Крайне негативно сказываются на состоянии экономики возросшие масштабы незаконных операций по вывозу из страны валютных средств и отмыванию преступно нажитых капиталов.
Ослабление внешнеполитических позиций России, дальнейшее усугубление внутриполитического и экономического кризисов требуют срочной всесторонней проработки многоплановых проблем национальной безопасности государства, включая принятие научной концепции, разработку конкретных мер и задач всех ветвей власти, экономических, социальных и силовых структур, повышение их ответственности в вопросах неуклонного соблюдения и защиты национальных интересов страны.
В современной сложной геостратегической обстановке Российская Федерация не может характеризоваться иначе, как ослабленным в военном отношении государством. Военная реформа и создание соответствующих ее статусу и международному положению Вооруженных Сил провалены. Уровень боеспособности и боевой готовности унаследованных от СССР объединений и соединений в результате многократных организационных перетрясок, передислокаций и крайне низкой материальной обеспеченности не соответствуют требованиям Основных положений военной доктрины страны. В силу этих причин Вооруженные Силы РФ в целом на сегодняшний день нельзя считать гарантом военной безопасности государства.
Угрозы национальной безопасности России обусловлены также отсутствием в государстве единого органа, который бы обеспечивал руководство и контроль за неуклонным соблюдением всеми властными структурами и ведомствами национальных интересов страны в широком их понимании. В целом главные и постоянные интересы Российской Федерации, на наш взгляд, состоят в сохранении территориальной целостности страны, обеспечении свободы, независимости, благополучия, высокого жизненного уровня ее граждан, защиты их жизни, собственности и конституционных прав.
ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ЦЕЛОСТНОСТЬ СТРАНЫ. Территория России как государства образовалась, в отличие от стран Запада, без сопротивления ее экспансии со стороны малочисленных народов. Поэтому новые территории включались в состав империи не как завоевания и воспринимались народами в большей части доброжелательно. В результате этого процесса образовалось государство, территория которого не знает равных себе в мире.
В последующем территориальный фактор, особенно размеры, спасал Россию и способствовал разгрому иноземных захватчиков. В целом российское территориальное устройство, включая природные богатства, разнообразие климатических условий, способствовало созданию достаточно устойчивой экономики.
Слабой стороной территориального фактора всегда являлось несоответствие человеческих и материальных возможностей масштабам территорий, подлежащих освоению. Однако процессы укрепления экономических и социальных связей постоянно развивались, а необходимость сохранения территориальной целостности возрастала. В современных условиях остается угроза единству Российской Федерации. Сепаратизм приобретает новые формы и из политического трансформируется в торгово-экономический со всеми вытекающими последствиями. Республиканские конституции субъектов Федерации нередко противоречат Конституции России и Федеративному договору, все больше размывается единое правовое пространство.
Территориальная целостность страны, ее державность, права граждан должны быть жестко закреплены в Конституции, политическом и экономическом устройстве. Все эти категории взаимосвязаны и нарушение хотя бы одной из них ведет к сепаратизму, хаосу и в конечном итогестановится одной из причин развала государства.
Сохранение территориальной целостности и независимости страны не должно ограничиваться только действиями по охране и обороне государственных границ и воздушного пространства, а предполагать и меры, направленные на сохранение доступа к жизненно важным источникам сырья, видам продукции, рынкам сбыта своих товаров, свободу морей и космического пространства.
СОХРАНЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО МИРА, СВОБОДЫ И ПРАВ должно быть реализовано в законах и существующих государственных институтах России. Обязанность Правительства России заключается в том, чтобы обеспечить соблюдение этих прав, их незыблемость. Видимо, настало время провозгласить эти категории ценностями Российской Федерации и заявить об их приоритетных гарантиях. В то же время Правительство не должно иметь права налогового обложения граждан ни под каким предлогом, равно как и призывать их к оружию, кроме необходимости прямой или косвенной защиты жизни и собственности граждан, в том числе за пределами России, а также территориальной целостности страны.
Необходимо законодательно запретить пропаганду вражды между народами и сословиями общества, приравнивая ее к призывам к гражданской войне, принимать решительные меры к использованию непроверенной информации, наносящей ущерб государству и гражданскому миру. Демократия, ее принципы должны стать средством укрепления, а не ослабления государства.
Разумеется, государство не сможет одновременно охватить весь комплекс проблем и приступить к их решению в короткие сроки. Видимо, потребуется определить главные, приоритетные направления обеспечения безопасности и преобразования страны, на которых и сосредоточить основные усилия.
ИНТЕРЕСЫ РОССИИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ в определяющей мере обусловлены ее геостратегическим положением. Реальности состоят в том, что именно географический фактор, переплетаясь с политикой, вызывал больше всего войн и революций в истории человечества. Сущность его заключается в неравномерном распределении плодородных земель, энергетических источников, сырьевых ресурсов на поверхности планеты. Россия занимает в мире центральную стратегическую позицию в Евразии, сравнимую с положением Германии в Европе. На ее территории существовали и продолжают существовать условия для создания мобильной экономической и военной мощи, опираясь на которую она может наносить удары по всем направлениям, но и в не меньшей мере может получать удары со всех направлений.
Интересам России объективно не отвечает та система внешнеполитических отношений, которая носила бы конфронтационный характер.
Ни внутреннее состояние России, ни ее геостратегическое положение не благоприятствуют сейчас проведению активной глобальной политики, а в ближайшие годы наибольших усилий потребуют ее региональные интересы. Не меняет ситуации и обладание мощным ядерным потенциалом. Все это казалось бы выгодно для сосредоточения усилий страны на решении задач по преобразованию экономики и проблем, возникающих во взаимоотношениях со странами СНГ.
Среди приоритетов внешней политики России, по крайней мере в течение последних двух столетий, центральное место занимают ее отношения с Германией, как с центром силы в Европе.
России нужна новая восточноазиатская и тихоокеанская политика. Стержнем ее должно стать отношение к Китаю как главному партнеру не только регионному, но и глобальному. Важнейшим фактором российско-китайского взаимодействия является заинтересованность обеих стран в сохранении целостности друг друга. Сложность проблемы объединения корейского государства также побуждает и Китай, и Россию к единому подходу к сохранению незыблемости итогов второй мировой войны на Дальнем Востоке. Обе страны надежные партнеры в деле неукоснительного соблюдения решений Ялтинской конференции по Дальнему Востоку, то есть подтверждение статуса Внешней Монголии и принадлежности России Курильских островов и Южного Сахалина.
Долгосрочные интересы Российской Федерации во внешнеполитической сфере могут быть следующими:
* сохранение общей стабильности в мире, способной противостоять локальным вооруженным конфликтам;
* ликвидация очагов напряженности вблизи территории Российской Федерации;
* сохранение нормальных отношений со всеми государствами и перевод этих отношений на уровень партнерства;
* укрепление и развитие миротворческих возможностей ООН, ОБСЕ и других в целях скорейшего политического урегулирования конфликтов, угрожающих перерасти в во-оруженное противостояние;
* дальнейшее углубление процесса разоружения одновременно с поддержкой российских Вооруженных
Сил на уровне, необходимом для обеспечения безопасности и выполнения международных обязательств Российской Федерации.
Российская Федерация должна всемерно поддерживать политические миротворческие возможности других международных организаций и участвовать в них. В интересах России чтобы возникающие в мире локальные конфликты устранялись политическими средствами и в возможно короткий срок.
Среднесрочные интересы России нормализация и стабилизация как внутреннего положения, так и обстановки в ближайшем окружении странах СНГ, Югославии, Афганистане, в других регионах, в том числе на Ближнем Востоке и в АТР. Они включают:
* нормализацию и стабилизацию отношений со странами СНГ, достижение согласия с ними о координации как общей политики, так и конкретных действий в сфере взаимной безопасности, укрепление связей в области обороны;
* разработку и ведение системы взаимодействия со странами НАТО;
* достижение приемлемой для России договоренности об урегулировании вопроса о южных островах Курильской гряды для снятия барьера к развитию отношений сотрудничества с Японией;
* соглашение с КНР, фиксирующее отсутствие у сторон взаимовыгодных территориальных претензий;
* нормализацию отношений с треугольником стран: Афганистан Пакистан Иран, с целью выработки соглашения о взаимном признании, нерушимости границ, налаживания сотрудничества, в том числе в области обороны, но без ущерба для тесных отношений с Индией;
* установление нормальных отношений со всеми государствами, которые возникнут на месте бывшей Югославской Федерации.
Активизация деятельности западных политиков, направленная на расширение границ НАТО путем приема в ее ряды ряда стран Восточной Европы (бывших участников Варшавского Договора), составляет угрозу национальным интересам России и не будет способствовать укреплению стабильности обстановки в Европе. Мы считаем, что военная структура организации Североатлантического договора, созданная в обстановке `холодной войны`, с однозначной антисоветской направленностью ее целей, с жесткими условиями вступления (присоединения) в нее изжила себя и должна быть распущена. Существование НАТО это сохранение раскола Европы, что выгодно для США: так легче проводить в жизнь свои интересы и держать на поводке бывшие страны соцлагеря.
Европе необходима собственная организация, отвечающая за вопросы безопасности, и участвовать в ней призваны на разных правах все страны континента. В современных условиях создание такого органа может быть осуществлено в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе или по его инициативе.
Задача нормализации и стабилизации отношений со странами СНГ не может откладываться и должна быть поставлена как среднесрочная и приоритетная. Осознание общности интересов в обеспечении коллективной обороны явится важным фактором в развитии центростремительных сил.
Краткосрочные интересы безопасности Российской Федерации:
* прекращение межнациональных конфликтов в районах, прилегающих к кавказской границе Российской Федерации;
* достижение договоренности об экономическом пространстве в рамках бывшего Советского Союза и соответственно режиме границ между государствами;
* претворение в жизнь договоренности, касающейся режима обеспечения государственных границ по всему периметру бывшего Советского Союза;
* достижение договоренностей между Российской Федерацией и другими государствами СНГ по вопросам защиты от ядерного нападения, а также укреплению международного режима нераспространения ядерного оружия.
Очевидно, что для организации единого экономического пространства потребуется решить вопрос о режиме границ как между государствами СНГ, так и по периметру бывшего Советского Союза. Без этого невозможно избавить себя от экономических диверсий: закрыть внешние границы (в противном случае будут проницаемы и границы Российской Федерации), остановить рост преступности.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС. Распад русского этноса, а вернее, его насильственный раскол, образование в бывших союзных и автономных республиках русских национальных меньшинств, которые в отдельных случаях достигают или приближаются к 50 процентам (!) их населения, уже сам по себе чреват катастрофическими конфликтами. Попытки сосредоточения русских общин, миллионов людей, оказавшихся беженцами в своей стране или заложниками амбициозных политиков националистического толка на территории некой специально образованной `Русской республики`, ведет практически к тому же.
Реакция народа неизбежна. В случае бесконтрольного развития ситуации она будет державно-государственной по форме и русской национально-патриотической по содержанию. Любой политический деятель, любая партия или общественная организация, которые осмелятся игнорировать эти тенденции, будут сметены с политической арены России. Борьба различных политических сил за олицетворение собой наиболее точного и верного выражения российской идеи практически стала важнейшим элементом борьбы за власть.
Именно об этом свидетельствует и последнее развитие событий. Поистине трагично положение русской диаспоры, этнических россиян. Количество граждан России, приобретших гражданство Российской Федерации в порядке регистрации в посольствах РФ на постсоветской территории, на сентябрь 1994 г. достигло (чел.): в Азербайджане 4824, Армении 5320, Белоруссии 1027 (на август), Грузии 4872 (на апрель), Казахстане 29385, Киргизии 34424, Латвии 31937 (на август), Литве 18583 (на июль), Молдавии 10572, Таджикистане 1215, Туркмении 1220 (на июнь), Узбекистане 10588 (на апрель), Украине 6206, Эстонии 50318.
Свыше пятисот тысяч беженцев и переселенцев из постсоветских государств получили российское гражданство на территории России.
Однако и приведенные выше цифры не дают полной картины. По различным причинам многие из них просто еще не смогли или не успели этого сделать. Принимая во внимание тот фактор, что государственный контроль за перемещением этих лиц просто отсутствует в условиях `прозрачности границ`, следует говорить о двух-двух с половиной миллионах беженцев. Ожидаемый приток, по экспертным оценкам, составит еще около 67 млн. человек, особенно в связи с войной в Чечне. Основные потоки беженцев направляются главным образом в регионы с благоприятными климатическими условиями, развитой инфраструктурой, хорошим снабжением продовольственными и промышленными товарами.
Превалирующими регионами расселения, в течение 1994 г., являются Северо-Кавказский, где проживает более 150 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев, Поволжский 92 тыс., Центральный 74 тыс., Центрально-Черноземный 55 тыс. человек. Значительное число мигрантов стремятся поселиться в крупных городах, в столичной области, в Краснодарском и Ставропольском краях, Волгоградской, Воронежской, Ростовской и других областях.
Массовый выезд этнических россиян происходит в первую очередь из конфликтных районов, из `горячих точек`. Вместе с тем наблюдается устойчивый рост выездов из Киргизии и Казахстана. При этом мотивация переселения обусловливается тремя основными факторами:
* духовным (устойчивая тенденция сокращения сферы применения русского языка, русскоязычных школ, ущемление информационных образовательных и духовных потребностей русского и русскоязычного населения, вытеснение русской культуры);
* политическим (вытеснение русского и русскоязычного населения из политических, общественных, государственных правительственных структур и органов, участвующих в процессе выработки и принятия решений);
* материальным (экономический кризис, спад производства, галопирующая инфляция, безудержный рост цен).
В данных условиях федеративное развитие, которое многие национальные политики увязывают только с Россией, могло бы и должно стать универсальным решением вопроса, ослабить, если не снять совсем, национальную нетерпимость.
Такое развитие должно идти по демократическому, а не по националистическому пути.
Сегодня уже вполне очевидно, что в случае продолжения дискриминационной политики против русскоязычного населения в ряде республик возможен взрыв требований национальной автономизации отдельных областей, которые не могут не найти поддержки в России.
Проявляя постоянную заботу о своих соотечественниках, Российская Федерация со своей стороны обязана:
* всемерно содействовать адаптации многомиллионной массы россиян к новым политическим и социально-экономическим условиям в странах постоянного проживания государствах, образовавшихся в рамках постсоветского пространства, предотвращению их массового исхода с занимаемых ареалов;
* провозгласить принцип национального единства русского и всех других российских народов независимо от государства их проживания, фактически и юридически уравнять их во всех гражданских правах с россиянами;
* добиться от других постсоветских государств законодательного закрепления федеративного устройства, исторически сложившегося двуязычия, предоставления двойного гражданства, социальных гарантий;
* обеспечить массированную политическую, экономическую и культурно-образовательную поддержку русских общин, автономий, русского предпринимательства, незамедлительно и неизменно жестко реагировать на любые попытки подавления или ущемления в правах русских меньшинств.
К сожалению, так называемое `мировое общественное мнение` предпочитает не замечать вопиющих нарушений прав человека, и прежде всего русского и русскоязычного народов на территории постсоветского пространства. Механизмы международного контроля ОБСЕ, ЕС, ООН практически бездействуют. Национальное и международное правозащитное движение после своего подъема в 80-е годы явно выдохлось, если не вымерло, и не представляет собой сколь-нибудь значимую, реальную силу в формировании общественного мнения.
Приоритетные интересы государстваи безопасности
ПРИОРИТЕТЫ ОБОРОНЫ СТРАНЫ. Для обеспечения суверенитета, территориальной целостности и подобающего ей места в мировом содружестве Россия нуждается в надежной обороне, способной защитить в случае необходимости ее государственные национальные интересы.
Мировое сообщество, а в нем прежде всего США, должно признать приоритетное право Российской Федерации на влияние в ближнем зарубежье так же, как Россия считается с приоритетными правами других стран, например с интересами США в Латинской Америке. РФ прежде всего заинтересована в надежной военно-политической обстановке в рамках Содружества. Особое приоритетное значение имеет обеспечение прав национальных меньшинств, а в других странах СНГ прав русскоязычного населения.
Отношения Российской Федерации с бывшими республиками СССР в силу исторических, геополитических, экономических и других обстоятельств должны учитывать особенности каждой из них, не забывая о защите интересов русского населения.
Россия как евразийская страна имеет глубокие и приоритетные национальные интересы в Европе, на Дальнем Востоке и на юге границ Содружества. Она не заинтересована в возникновении региональных держав-гегемонов, таких как Германия, Турция, Иран, Китай, Япония. Это связано с меняющимся балансом сил и потому возможны изменения в их политике.
Во внешнеполитических интересах России особое место занимают ее отношения с США как наиболее могущественным государством мира. Если США не будут предъявлять претензий на гегемонию в сфере интересов России, то их национальные интересы во многом будут близки интересам России. Без сотрудничества с США трудно, а в ряде случаев невозможно решать многие международные проблемы, проводить экономические преобразования внутри страны, но особенно задачи укрепления стабильности и безопасности в отдельных регионах и в мире.
Однако политические тенденции развиваются в другом направлении. Реальность угрозы национальной безопасности увеличивается в свете американских высказываний о том, что расширение рынков сбыта для США, их доступ к источникам сырья могут вызвать военные кон-фликты. В этой связи американский фонд `Наследие` считает, что `ни одна организация, включая ООН, не должна обладать правом вето на суверенные решения правительства США. Любые внешнеэкономические акции, соответствующие национальным интересам США, включая применение военной силы, необходимо предпринимать независимо от того, одобряет их ООН или нет`. Послание президента США Конгрессу `Стратегия национальной безопасности США` содержит претензии на исключительность роли США, на одностороннее применение военной силы, что противоречит международным соглашениям и представляет собой открытую угрозу для безопасности России.
Россия и НАТО. Сохранение замкнутого и сильного военно-политического союза в Западной Европе, каким является блок НАТО, вовлечение в него восточноевропейских стран создаст для России дополнительные сложности. Реально расширение состава НАТО в восточном направлении носит антироссийскую направленность, хотя тщательно скрывается западными политиками. Пора пришла освободиться от радужных надежд на `Партнерство с НАТО`: они приведут Россию к катастрофе. Поэтому необходимо искать совпадающие интересы и исходить из них, не поступаясь коренными российскими интересами.
С вступлением в Атлантический блок Польши, Венгрии, Чешской Республики и Болгарии в качестве полноправных членов придвигаются автоматически границы сферы влияния НАТО вплотную к России. Этот шаг означает не только пренебрежение к интересам Российской Федерации, но и ставит ее в невыгодное военно-стратегическое положение, сужает возможности расширения всестороннего экономического и культурного сотрудничества со странами Восточной Европы, что не будет способствовать проведению реформ. Он сродни сооружению новой, `передвижной берлинской стены`.
Обеспечение национальной безопасности военными средствами зависит от уровня обороноспособности страны и боеготовности ее Вооруженных Сил.
На протяжении почти 10 лет в стране проводилась политика на разрушение системы военной безопасности путем преднамеренного развала тех государственных структур, которые были предназначены для ее защиты: армии, разведки и контрразведки, институтов внешней политики, оборонной промышленности, военно-технического сотрудничества. Разрушена ранее четко и отлаженно действовавшая, некогда постоянно боеготовая Единая система противовоздушной обороны с системами электронного обнаружения целей, и над Россией оказались неприкрытыми огромные воздушные пространства на западном, юго-западном, закавказском, центральноазиатском стратегических направлениях. Усилия, в том числе и предпринятые Правительством в последнее время на этом направлении, имеют приоритетное значение.
В обстановке активизации деятельности зарубежных спецслужб, в том числе и бывших союзных республик на территории России, ее органы государственной безопасности подверглись губительной реорганизации, расчленению и утратили многие свои оперативные и агентурные возможности, оказались неготовыми к соответствующему противодействию и пресечению их деятельности. В этой связи в качестве приоритетной задачи встает проблема восстановления эффективности деятельности спецслужб.
Положение в России существенно отличается от прежнего положения СССР. В настоящее время Российская Федерация составляет по территории 76%, населению 60%, валовому национальному продукту 40 50% (с учетом спада производства) от соответствующих показателей Советского Союза. Если в 1985 г. национальный доход СССР составлял 57% национального дохода США, то ныне национальный доход России равен всего лишь 17%.
Значительно снизился оборонный потенциал. Российский боевой потенциал обычных вооружений в Европе, ограничиваемый Парижским договором 1990 г., будет в 46 раз меньше по количеству наземных видов вооружения и в 2 раза меньше по авиации в сравнении с НАТО. Особенно ослабленными оказались фланговые группировки на северо-западе и юго-западе, где существует наибольшая угроза возникновения вооруженных конфликтов. Российские политики не имеют права игнорировать эти факты: они опасны для страны.
Материальной основой войн и вооруженных конфликтов в ближайшее время могут стать совершенно новые образцы боевых суперсистем, на основе интеграции современных и перспективных средств разведки и управления войсками, сверхточного наведения, мощного огневого поражения и радиоэлектронной борьбы. Именно этот фактор следует иметь в виду, разрабатывая Концепцию национальной безопасности. Следует иметь в виду и то, что такие сверхсовременные системы не могут быть созданы иначе как на базе отечественной наукоемкой промышленности.
РОССИЯ и ООН. Большое значение имеют национальные интересы России на глобальном уровне. Наследство СССР может быть использовано в качестве резерва для восстановления могущества России. Например, участие в Совете Безопасности ООН и других международных организациях, в операциях по поддержанию мира и отражению агрессии, пресечению геноцида по санкциям ООН и региональных международных организаций; в содействии нераспространению ядерного оружия и других видов оружия массового поражения; в ужесточении режима контроля за поставками ракет и ракетной технологии, внедрении согласованных квот и ограничений на торговлю оружием в целом.
Существует широкий спектр и многих других важных приоритетных интересов, определяющих существование и развитие нашей страны, а также ее международное положение и место в мировом сообществе. Естественно ее стремление обеспечить свои исторические рубежи и интересы, оборону своего военно-стратегического пространства.
ЛИКВИДАЦИЯ ПРЕСТУПНОСТИ. Преступность в России уже достигла таких масштабов, что напрямую затрагивает безопасность общества, государства, права и условия жизни человека.
Набравшая силу организованная преступность стала монополизировать все сферы противоправной и социальной деятельности, приносящей материальную выгоду. Во многих регионах России сложились и активно действуют устойчивые преступные группировки, которые фактически паразитируют на структурах, занимающихся бизнесом (поборы с коммерческих структур, получение доли прибыли от крупных сделок, `возврат` долгов по найму за проценты, участие в сделках в качестве `гарантов` посредников и т.п.). Имеют место попытки поборов уже и с государственных структур под видом их охраны от рэкета. Опасное распространение получили заказные убийства бизнесменов, руководителей банков, работников коммерческих структур и т.д., а также силовые `разборки` с кровопролитием между конкурирующими преступными группировками.
Не меньшую, если не большую, общественную опасность представляет коррупция. Как указывалось в докладе на сессии Государственной Думы о борьбе с коррупцией, `коррупция, как ржа, поразила государственные структуры, кредитно-финансовую систему, бизнес. Она стала опасным тормозом демократических преобразований, сводит на нет результативность любых государственных программ, ставит под угрозу национальные интересы страны, ее безопасность, создает реальную угрозу конституционным правам и свободам граждан. Коррупция стала надежным прикрытием организованной преступности, ее стимулятором и покровителем`.
Общая сумма криминальных доходов, нажитых преступными формированиями в истекшем году, оценивается ориентировочно в 2 трлн. рублей, из них от 30 до 50% идет на подкуп государственных должностных лиц. Это происходит на фоне составления бесконечных программ борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Однако безнаказанность высокопоставленных чиновников, как и их криминальных сподвижников, опрокидывает все программы и законы.
Лидеры преступного мира внедряют своих людей в охранные службы различных коммерческих организаций с целью сбора информации о должностных лицах, занимающихся совместительством, для последующего шантажа.
В последние годы одним из распространенных и опасных видов организованной преступности и коррупции являются преступления, связанные с контрабандой, наносящей существенный экономический и политический ущерб Российской Федерации, ее государственной безопасности.
Росту масштабов контрабанды, незаконного вывоза сырья и материалов способствуют необустроенность государственной и таможенной границ России; распространение коррупции в органах государственной власти и управления, в правоохранительных и таможенных органах; несовершенство законодательства, противоречия в действующих нормах уголовного и административного права, регулирующих сферу внешнеэкономической деятельности и непосредственно борьбу с контрабандой; ослабление контроля за соблюдением законности субъектами внешнеэкономической деятельности, учетом и хранением товаров и ценностей, оружия и предметов, составляющих культурное достояние Российской Федерации.
Наиболее заметный рост количественных показателей, свидетельствующих о значительных масштабах контрабандной деятельности, отмечается в 19921993 гг., когда к уголовной ответственности было привлечено за контрабанду свыше 1,5 тыс. человек, предотвращен многомиллиардный ущерб от планировавшихся контрабандных операций, пресечена противоправная деятельность опасных преступных группировок и связанных с ними должностных лиц органов власти и управления.
В качественном отношении ситуация характеризовалась прежде всего значительным распространением экономической контрабанды незаконного вывоза за рубеж сырья, энергоносителей, металлов, других стратегически важных ресурсов. В контрабанду, которая все более приобретает характер незаконных экспортных операций, широко вовлекаются как государственные и коммерческие структуры, совместные предприятия, так и преступные группировки. Значительные размеры приобрел вывоз улова рыбы и морепродуктов российскими промысловыми судами в иностранные порты, где они продаются инофирмам, в том числе и по демпинговым ценам. Происходит неконтролируемое расхищение рыбных запасов России.
Характерным стало противоправное содействие коррумпированных должностных лиц коммерческим структурам, участникам организованной преступной деятельности в получении разрешений, оформлении документов, позволяющих на `законном` основании вывозить в массовом количестве сырье и материалы за рубеж через страны СНГ и Балтии в Европу и Азию.
В последнее время существенно обострилась проблема контрабанды оружия. Получили распространение контрабандные операции, связанные с хищением оружия на заводах-изготовителях, в воинских частях. В 1993 г. правоохранительными органами был сорван ряд попыток незаконного вывоза из страны новейших образцов вооружения и военной техники, передовых технологий, а также сырья и материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, ввоза в Россию преступными группировками автоматического оружия зарубежного производства.
Значительное распространение получили контрабандные перевозки наркотиков. В 1993 г. было изъято наркотических средств на общую сумму более 2,3 млрд. рублей по ценам `черного` рынка, денег и ценностей на сумму 263,7 млн. рублей и 355 тыс. долл. США.
В 1993 и начале 1994 г. отмечалась тенденция роста контрабандного вывоза валюты, драгоценных материалов и камней, а также культурных и исторических ценностей за рубеж.
Можно констатировать, что организованная преступность в России полностью сформировалась, проникла во все представительные, исполнительные и правоохранительные структуры власти, накопила достаточный капитал и серьезно заявляет о своих претензиях на государственную власть. Однако было бы наивно думать, что сами `крестные отцы` горят желанием занять ключевые посты в структуре власти, взвалив тем самым на себя бремя ответственности за поли-тическую, экономическую и социальную ситуацию в стране. Им вполне достаточно роли режиссера. И они с этой ролью успешно справляются, внедряя своих людей в политические партии, создавая лобби.
Безусловно, решать задачу с организованной преступностью и коррупцией одними только репрессивными мерами невозможно. Необходимо срочно ввести в действие принятый в 1993 г. Закон о борьбе с коррупцией, принять законы об основах госслужбы, о задачах и функциях правоохранительных органов, спецслужб, других ведомств в борьбе с организованной преступностью, принять новые уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, решить ряд правовых проблем в сфере финансово-банковского регулирования, приватизации, внешнеэкономической деятельности, а также разработать соответствующие нормы для осуществления финансового контроля и получения от банков необходимой информации о подозрительных операциях, создать механизм декларирования доходов.
Необходимо также принять законодательные нормы, касающиеся правовой и социальной защиты сотрудников правоохранительных органов, участников уголовного судопроизводства по делам об организованной преступности и коррупции с учетом уже неоднократных фактов угроз и посягательств на их жизнь и здоровье.
Аспекты концепции национальной безопасности
УГРОЗЫ И ПРЕДПОСЫЛКИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ. Несмотря на изменения, происшедшие за последние несколько лет, такие как окончание холодной войны, улучшение отношений между США и Россией, некоторое политическое сближение между Восточной и Западной Европой и т.д., в основе современных международных отношений остаются принципы силового баланса и силового взаимодействия. В системе государственной мощи повысилась роль духовного, экономического и научно-интеллектуального потенциала, способного нейтрализовать внешние угрозы. Но по-прежнему военный компонент сохраняется в качестве доминирующей в межгосударственных отношениях силовой составляющей сферы национальной безопасности.
На региональном уровне необходимо исходить из того факта, что практически все соседи России в случае обострения ее внутреннего кризиса потенциально могут предъявлять к ней те или иные территориальные претензии. Хотя экономическая, культурная и другие виды безопасности явно не связаны с военной, многие вооруженные конфликты начинались с ошибок, допущенных именно в невоенных сферах. Поэтому предотвращение угроз России должно быть активным по всему их спектру. Это ее главный национальный интерес.
Россия как Великая Держава и одно из крупнейших государств мира связана со всеми уровнями угроз национальной безопасности международной, региональной, национальной, а также со всеми ее проявлениями: политическими, экономическими, социальными, военными, экологическими и другими.
Независимо от уровня безопасности все ее элементы должны быть нацелены на обеспечение геополитических интересов России, ее независимости, политической стабильности, социально-экономического развития российского общества.
Отсюда предпосылки обеспечения безопасности:
* объединение Нации для решения общенациональных задач духовного и материального порядка, осознание ее представителями собственных интересов и готовность их защищать, в том числе и ценою собственной жизни;
* крепкие государственные институты, способные обеспечить защиту общенациональных интересов, гарантировать стабильное и эффективное развитие общества;
* опережающее духовное, культурное и научно-техническое развитие Нации и Государства;
* сохранение общей стабильности в Госудаpстве и мире, предотвращение крупномасштабных войн и локальных вооруженных конфликтов, в особенности на территории России;
* стабилизация экономики России с приоритетным развитием отраслей, ориентированных на удовлетворение первостепенных потребностей населения;
* установление и поддержание нормальных отношений и партнерства со всеми государствами при соблюдении принципиальных интересов России;
* обеспечение надежной защиты независимости, территориальной целостности Державы на основе всемерного укрепления отечественного оборонного потенциала, защиты собственных интересов в системе единого стратегического пространства на постсоветской территории;
* развитие миротворческих усилий России в рамках Организации Объединенных Наций, Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, других международных организаций, а также в рамках взаимоотношений с государствами, образовавшимися на пост-советском пространстве, в целях урегулирования конфликтов, угрожающих перерасти в вооруженные столкновения;
* дальнейшее углубление международного процесса сокращения вооружений и вооруженных сил до минимальных уровней, необходимых для обеспечения обороны, а также соблюдение международных обязательств в области разоружения, взятых на себя Россией и ратифицированных ее законодательными органами;
* расширение интеграционных процессов во всех сферах деятельности государства в рамках постсоветской территории;
* сохранение окружающей среды как задача глобального значения, требующая объединенных усилий всех других стран мира;
* обеспечение эффективных мер по борьбе с организованной преступностью, ликвидации криминальных факторов, созданию гарантий личной безопасности граждан.
Геополитические интересы России должны быть поставлены во главу угла. Соответственно при планировании и осуществлении внешнеполитических акций локального, регионального и международного масштаба надо исходить из того, что внешняя политика страны призвана в первую очередь обеспечивать интересы Российского государства и нации при учете интересов мирового сообщества, других стран или групп стран. Разумеется, полностью эти интересы никогда совпасть не могут.
Мы считаем важным для обеспечения национальной безопасности учитывать следующие цели и ориентиры при определении стратегии развития и поведения России в мировом сообществе народов:
* в основу формирования внешнеполитического курса должно быть заложено четкое понимание того, что, несмотря на свое положение разделенной нации, русские являются единым народом, объединенным глубоким и неизменным чувством принадлежности ко всей многовековой истории Государства Российского и его будущему;
* исторически преемственные интересы русского народа требуют условий для его полнокровного развития и единства;
* исторически геополитическая миссия государства состоит в поддержании равновесия на стыке мировых цивилизаций, что исключает провоцирование любого рода глобальных сдвигов и признание каких-либо экспансионистских интересов вокруг России;
* попытки навязать западноевропейское понимание нового мирового порядка не имеют под собой какой-либо почвы, не соответствуют религиозно-этической системе ценностей русского народа, ценностным ориентациям других государств, существующих в постсоветском пространстве;
* стремление отдельных сил не допустить воссоздания в постсоветском пространстве мировой Великой Державы толкает мир к соперничеству за геополитический передел российского ареала, ведет к столкновению интересов, угрожающих развязыванием третьей мировой войны;
* историческая территория Государства Российского неизменно является зоной жизненно важных интересов русского народа, других народов ареала, но не третьих стран;
* в зоне российского военно-стратегического пространства недопустимо появление вооруженных сил третьих держав, равно как и вступление отдельных частей этого пространства в блоки и союзы, противостоящие ей;
* необходимость сохранения геополитического облика ареала диктует меры, препятствующие стратегической переориентации отдельных его частей на иных партнеров, устраняющие любую возможность для третьих стран бороться за сферы влияния в постсоветском пространстве;
* приоритетной сферой интересов Российской Федерации являются отношения с государствами, образовавшимися на постсоветском пространстве, нацеленные на бережное и осознанное поддержание единства стратегических интересов народа.
Многие конфликты в постсоветском пространстве являются прямым следствием несоблюдения прав народов на самоопределение. При насильственном и противоконституционном объявлении страны несуществующей Россия имеет не только моральное, но и правовое основание для принципиальной защиты интересов как русского, так и всех других народов, чьи права были попраны и которые борются за свой исторический выбор, в том числе и вооруженным путем, в полном соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.
ЯДЕРНОЕ ОРУЖИЕ КАК ФАКТОР БЕЗОПАСНОСТИ. Единственным государством мира, обладающим в настоящее время равным с РФ ядерным потенциалом, являются США. Как явствует из американской Директивы в области обороны на 19941998 гг., Вашингтон стремится не допустить появления на территории бывшего Советского Союза... нового соперника, представляющего угрозу, аналогичную той, что исходила из СССР. С этой целью США включают в сферу своих жизненных интересов многие регионы бывшего СССР: Прибалтику, Закавказье, государства Средней Азии. Осторожное отношение США к России проявляется также в нежелании делиться современными технологиями, уклонении от выполнения обещанной широкой экономической и финансовой помощи, резко возросшей активности разведывательной деятельности и т.д.
Пока Россия располагает способностью к нанесению неприемлемого ущерба агрессору, вероятность развязывания ядерной войны со стороны США низка. В настоящее время в сфере возможных ядерных угроз интересам России можно выделить следующее: обе ядерные сверхдержавы, США и Россия, осуществляют меры по снижению ядерной опасности. Ликвидированы ракеты средней и меньшей дальности, тактическое ядерное оружие. Подписаны договоры СНВ-1 и СНВ-2, предусматривающие сокращение стратегических ядерных вооружений более чем на две трети.
После выполнения договора СНВ-2 к 2003 г. (или к 2000 г. при условии оказания России достаточной финансовой поддержки для ликвидации ядерного оружия) на вооружении каждой стороны останется не более 30003500 ядерных боеголовок (БГ) в стратегических ядерных силах, в том числе на БРПЛ не более 17001750 БГ. Уничтожаются также все тяжелые МБР и МБР с разделяющимися головными частями.
Выполнение условий данного договора вынудит российскую сторону существенно изменить удельный вес каждого компонента своей триады. Структуры стратегических ядерных сил США и России станут практически идентичными. Если в настоящее время основной стратегический ядерный потенциал сдерживания в России сосредоточен на наземных силах МБР, то после выполнения Договора СНВ-2 он будет сосредоточен на морских БРПЛ. Это многократно повысит уязвимость Стратегических сил России. Тем не менее ядерный потенциал России и после сокращения будет способен в обозримом будущем гарантированно обеспечить сдерживание США и других ядерных держав. Примерный паритет в стратегических ядерных силах между США и Россией будет сохранен по крайней мере до начала будущего десятилетия.
При сохранении нынешнего уровня финансирования НИОКР в дальнейшем неизбежно отставание России в развитии стратегических ядерных сил. Мощные научно-технические заделы в области развития ракетных систем в США скорее всего будут реализованы после 2003 г. В этом случае стратегическая наступательная способность США достигнет или даже превзойдет нынешний уровень. Это существенно нарушит российско-американский паритет в стратегических ядерных силах и вынудит Россию признать приоритет военных разработок для предотвращения угрозы своей безопасности. Таким образом, отставание в финансировании НИОКР следует рассматривать как серьезную угрозу национальной безопасности России.
В предстоящий период все более существенное влияние на развитие стратегических ядерных сил США и России будут оказывать Китай, а также Англия и Франция. Непродуманные действия любой из этих стран могут привести либо к нарушению стратегической стабильности, либо к возобновлению гонки стратегических ядерных вооружений. В интересах России содействовать нераспространению ядерного оружия и как можно быстрее вовлечь другие ядерные державы в процесс разоружения.
Значительно возрастает угроза распространения ядерного оружия и средств его доставки в других странах мира.
Многие государства дальнего зарубежья, стремясь к роли регионального лидера, пытаются овладеть не только ядерным оружием, но и другими видами оружия массового поражения (ОМП). Важным фактором в оценке угрозы распространения ОМП является наличие средств его доставки у ряда государств. За последние годы на вооружение многих стран приняты баллистические ракеты оперативно-тактического (ОТР) и тактического (ТР) назначения. По данным зарубежных экспертов, в начале 90-х годов около 30 стран в мире имели в составе своих вооруженных сил 11 типов ТР и ОТР с дальностью полета от десятков до нескольких тысяч километров.
Во второй половине 90-х годов может увеличиться число государств, обладающих как ядерным оружием, так и средствами его доставки. Все страны, потенциально готовые к этому, находятся в непосредственной близости от границ России и других стран Содружества.
Парирование угроз, связанных с ожидающимся распространением ракетно-ядерного оружия в мире, предполагает широкий спектр возможных шагов России от дипломатической деятельности до принятия на вооружение эффективных систем ПРО на конкретных театрах военных действий.
Для укрепления режима нераспространения ядерного оружия (ЯО) России необходимо:
* полное и окончательное прекращение всех ядерных испытаний;
* прекращение производства оружейных расщепляющихся материалов;
* усиление международного режима контроля за экспортом-импортом технологий и материалов двойного назначения;
* повышение роли международных организаций в укреплении режима нераспространения;
* осуществление тесного взаимодействия МАГАТЭ со спецслужбами ведущих стран мира по обнаружению тайного изготовления ЯО;
* выработка гарантий неприменения ЯО против неядерных стран участниц Договора, опирающихся на прочные юридические основы.
Для решения проблемы дальнейшего сокращения ЯО необходимо определить:
* допустимый нижний предел сокращений;
* основные направления дальнейших сокращений ЯО России и США;
* актуальность доктрины ядерного сдерживания;
* роль ЯО в период окончания холодной войны;
* возможность в будущем передачи оставшегося ЯО под контроль и управление ООН.
РОССИЯ И СТРАНЫ ДАЛЬНЕГО И БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ. Несовпадение позиций по основным вопросам мировой политики таких держав, как США, взявших на себя глобальную ответственность за формирование международной военно-политической обстановки, и России, объективно занимающей центральное место в Евразии, неизбежно ведет к столкновению их интересов по некоторым вопросам мировой политики. Зачастую, как уже говорилось, не совпадают позиции России и государств, расположенных в примыкающих к ней регионах, прежде всего по этнотерриториальным и конфессиональным проблемам.
ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА. Военно-политическая обстановка будет определять традиционное соперничество Франции, Англии и Германии. ФРГ после объединения с ГДР проявляет постоянный интерес к усилению своего влияния в Восточно-Европейском регионе. При этом не исключено, что после экономического укрепления в Калининградской области Германия в дальнейшем предъявит на нее территориальные претензии в той или иной форме.
Неблагоприятное для России положение на этом стратегическом направлении усугубляется активным вовлечением стран Восточной Европы и Балтии в сферу военного влияния НАТО через программу Партнерство во имя мира. В перспективе возможно размещение на их территории сил передового развертывания блока, ориентированного на Восток. И тогда сотрудничество выйдет за рамки, предусмотренные этой программой. Территориальные претензии стран Балтии (Эстонии и Латвии) к России могут встретить поддержку среди части высших политических кругов Запада. В связи с этим обострение региональных конфликтов (например, по территориальным проблемам) может привести к резкому ухудшению отношений стран Балтии, НАТО и России.
Возросла потенциальная угроза возможности провоцирования со стороны НАТО через новую приоритетную функцию блока контроль над кризисами. По сути дела, это предполагает развязку кризисной ситуации с применением военной силы. В связи с этим возможно расширение зоны ответственности НАТО на восточноевропейские страны, а также на государства из состава бывшего СССР. Все это может резко дестабилизировать обстановку в районах, непосредственно прилегающих к России, втянуть ее в войну.
Настораживает и постепенный отход от традиционного нейтралитета Финляндии и Швеции. Тем более что ряд политических кругов Финляндии уже предъявил территориальные претензии к России. В свою очередь, на северном фланге НАТО усиливается роль Норвегии, способной в случае необходимости контролировать территориальные воды России в этом регионе.
В целом, в случае неблагоприятного развития военно-политической обстановки на Западном стратегическом направлении, может произойти дальнейшее оттеснение России от геостратегических выходов в Европу и акватории Балтики и Атлантики, что противоречит интересам и национальной безопасности нашей страны.
ЗАКАВКАЗЬЕ. ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ. ДАЛЬНИЙ ВОСТОК. АТР. Возможные угрозы с Юга формируются в двух регионах, стратегически важных для России,на Кавказе и в Центральной Азии.
ЗАКАВКАЗЬЕ. Претендующая на роль региональной державы Турция неоднократно заявляла о своей поддержке мусульманского движения в этом регионе, в частности, готовности принять активное участие в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, в том числе и военными средствами. Подобная позиция не встречала до сих пор поддержки руководства НАТО, но не исключена возможность в дальнейшей корректировке его позиции.
В свою очередь, имеющий значительную протяженность границ с Азербайджаном и Арменией Иран также претендует на активную военно-политическую роль в регионе и в случае ослабления России может стать объединителем исламских фундаменталистских сил.
Таким образом, ослабление роли России на Кавказе в долгосрочном плане может привести к заполнению этой геостратегической ниши Турцией. В меньшей степени это вероятно для Ирана. Такая перспектива угрожает России возможностью столкновения ее интересов на Кавказе с интересами Запада через натовскую Турцию с ее идеями пантюркизма в сочетании с массированной финансовой помощью со стороны аравийских нефтяных монархий, в первую очередь Саудовской Аравии.
В ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ РЕГИОНЕ потенциальные военные угрозы России основываются на стремлении Ирана и Афганистана (в союзе или самостоятельно, с материальной помощью Пакистана или других стран мусульманского мира) утвердить свое влияние в бывших советских республиках Центральной Азии.
В отличие от большей части опосредованных угроз России на юге (в силу отсутствия у нее здесь непосредственных границ с государствами дальнего зарубежья), на Востоке такие угрозы интересам национальной безопасности страны более реальны.
АТР. Образовавшийся после развала СССР геополитический вакуум на всем евроазиатском пространстве от Балтики до Тихого океана стимулирует потенциально чрезвычайно опасный для России рост активности дальневосточных центров силы Японии и Китая.
Вследствие не высказываемых явно, но сохраняющихся претензий Китая на обширные российские регионы Дальнего Востока вполне вероятен в перспективе кризис во взаимоотношениях Китая и России. В этой связи возрастает значение союзнических отношений с Монголией.
Потенциально опасным для интересов национальной безопасности России может стать кризисное развитие обстановки на Корейском полуострове. В случае решения корейской проблемы военным путем в боевые действия на стороне враждующих Северной и Южной Кореи могут быть втянуты как США, так и Китай. Данный конфликт, учитывая общую границу России с Кореей, даже без активного участия первой в посреднических мероприятиях, потенциально чреват опасностью ее вовлечения в боевые действия.
Неурегулированность территориальных проблем с Японией остается причиной вероятного кризисного развития российско-японских отношений. Ослабление внешнеполитических позиций России, дальнейшее усугубление внутриполитического и экономического кризисов могут подтолкнуть японские реваншистские круги к более активным претензиям на острова Курильской гряды. В этом случае с большой долей вероятности Запад, включая США, примет в конфликте сторону Японии и подкрепит свою прояпонскую позицию демонстрацией силы. Вполне возможны пограничные инциденты и даже их перерастание в ограниченные по масштабам военные столкновения России с Японией, либо с антироссийской коалицией западных стран.
Проблема сохранения новой Россией геостратегических выходов к Тихому и Индийскому океанам обостряет традиционное противостояние японских и российских интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Гипотетически вынужденный отказ России от стратегически важного для нее свободного доступа к акватории Курильских островов означал бы нейтрализацию России как центра силы на Дальнем Востоке. Как следствие, расширится геостратегическое пространство для военного присутствия третьих стран (прежде всего США) в непосредственной близости от восточных границ России. Это может означать установление жесткого американо-японского военно-морского контроля над позиционными районами российских ПЛАРБ и маршрутами развертывания кораблей российского ТОФ в районы боевого предназначения.
БЛИЖНИЙ ВОСТОК. ЮЖНАЯ АЗИЯ. АФРИКА. Российская Федерация имеет долговременные экономические национальные интересы на Ближнем Востоке. Война в зоне Персидского залива против Ирака не принесла ни бывшему СССР, ни его преемнику России ни экономической, ни моральной выгоды. Более того, кроме прямых финансовых потерь, Россия лишилась надежного торгового партнера, а в результате неуклюжей дипломатии того периода влияния и авторитета как защитника и гаранта арабского мира. Россия потеряла косвенный допуск к нефтяным ресурсам этого региона по приемлемым ценам, а следовательно, к возможности реэкспорта нефти. Военное присутствие сил военно-морского флота в Персидском заливе, обеспечивавшего наши интересы в этом регионе и в восточной Африке, целесообразно восстановить по ряду стратегических соображений. Ведь США сохраняют там свое долговременное присутствие и дополнили его размещением здесь авиации наземного базирования, контингентов сухопутных войск и морской пехоты после операции Буря в пустыне. Процесс стабилизации отношений между Израилем и ООП проходит также без видимого конструктивного влияния со стороны России.
Активизация двусторонних торгово-экономических отношений России с Индией и Пакистаном, а также военно-технического сотрудничества может стать важным фактором укрепления нашей безопасности. С Индией у нас общие интересы в Центральноазиатском регионе.
Перспективным может стать развитие всестороннего сотрудничества и укрепления безопасности России со странами Африки.
Однако в настоящее время Российская Федерация не имеет сил и средств для обеспечения гарантированного доступа на рынки этих регионов.
Образование на постсоветской территории новых государств (ближнее зарубежье) породило новую геостратегическую реальность для России. Процесс формирования этих государств будет длительным и сопровождаться поиском новых балансов сил в пространстве от Балтики до Тихого океана попытками урегулиpования целого спектра острых проблем, среди которых на первом плане стоит вопрос о защите русских, а также других граждан бывшего СССР.
В геополитическом плане сокращение российского континентального стратегического пространства привело к росту военной уязвимости основных промышленных районов страны. Разрушена сбалансированная система обороны на западных и южных стратегических направлениях.
В политическом плане в ближайшее время реальной военной опасности здесь не существует. В перспективе она может обусловливаться степенью конфликтности в отношениях государств ближнего зарубежья. Это прежде всего связано с этнотерриториальными разногласиями, взаимным непризнанием легитимности границ, этническими чистками и неустойчивостью политических режимов и их курсов, что приведет к попыткам силового решения проблем, пересмотру статус-кво.
Рост конфликтности в политической сфере между государствами ближнего зарубежья создал бы серьезные предпосылки эскалации военно-политической обстановки и роста военной опасности российским интересам.
Большинство государств ближнего зарубежья относительно не развиты экономически. В этих условиях может стать привлекательной территориальная экспансия и борьба за ресурсы даже военным путем, что характерно для стран третьего мира. Это обстоятельство также несет определенную военную опасность.
В чисто военном отношении раздел между государствами ближнего зарубежья оружия и военной техники бывшего СССР стимулировал эскалацию вооруженных конфликтов по всему периметру российских границ в Европейском и Центральноазиатском стратегических районах.
Перечисленные факторы определяют вероятность того, что территория бывшего СССР превращается в зону, где военная сила будет продолжать играть существенную роль в решении межгосударственных и внутренних противоречий в качестве политического инструмента для имеющихся и возможных будущих противоречий.
В ЕВРОПЕЙСКОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ РАЙОНЕ раздел вооруженных сил бывшего СССР в основном между Россией, Украиной и Белоруссией вызвал нарушение военного равновесия в Центральной и Восточной Европе в области обычных вооружений. Так, Белоруссия располагает в настоящее время в два раза большим количеством танков, чем в вооруженных силах Великобритании. Эта же республика имеет перевес по количеству тяжелых орудий над вооруженными силами Франции, а по числу боевых самолетов над Германией. Боевая мощь Украины, сосредоточенная в трех округах, оказалась самой большой в Европе, исключая Россию, что в совокупности с выгодным геостратегическим положением определяет ее как военный центр силы. Несмотря на это, положение России по соотношению обычных вооружений с Украиной и Белоруссией остается доминирующим, даже в случае проведения полных сокращений вооружений согласно Договору об обычных вооруженных силах в Европе 1991 г. Развитие российско-украинско-белорусских отношений, по всей видимости, не приведет как в ближайшей, так и в долгосрочной перспективе к кризисному состоянию. В связи с этим военный потенциал ни Украины, ни Белоруссии не составит России военной опасности.
НА КАВКАЗЕ. МЕЖДУ РОССИЕЙ, ГРУЗИЕЙ, АРМЕНИЕЙ И АЗЕРБАЙДЖАНОМ соотношение сил менее выигрышно для РФ. Она превосходит вместе взятые эти республики по количеству боевых самолетов в 1,3раза, однако уступает в количестве вертолетов, бронетехнике и артиллерии. Кроме того, практически не поддаются учету силы незаконных вооруженных формирований в этом субрегионе.
Определенную опасность для России несет в себе и предстоящий раздел Черноморского флота. Раздел флота приведет к резкому усилению турецких ВМС в Черноморском бассейне и не позволит России обеспечивать достаточный оперативный режим в Средиземноморской зоне.
Несомненный урон российскому военно-морскому присутствию на Каспии нанес раздел Каспийской флотилии между Россией и Азербайджаном и потеря для России основных объектов ее береговой инфраструктуры. Дальнейший раздел флотилии между Россией, Казахстаном и Туркменией мог бы повлечь за собой определенные трудности в защите российских экономических (энергетических и промысловых) интересов на Каспии. Возможно наращивание Ираном военно-морского присутствия в регионе через военно-морские базы Пехлеви. Кроме того, отсутствие международных соглашений о территориальных водах и экономических зонах на Каспийском море может создать новый очаг военной напряженности.
В ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ РАЙОНЕ Россия также доминирует в области обычных вооружений, пока группировка вооруженных сил бывшего СССР на территории государств Средней Азии и Казахстана остается под объединенным контролем. Однако баланс сил в перспективе может измениться не в пользу России, учитывая активное проникновение в регион Ирана,Турции, Пакистана и Афганистана.
В целом процесс строительства новых государств на территории бывшего СССР сопровождается ростом конфликтности и спонтанности возникновения новых очагов военного противостояния. Очаги нестабильности по всему периметру границ РФ, слабая легитимность государственных границ республик бывшего СССР при чрезвычайном этническом многообразии и этнической диффузии, неопределенный статус расквартированных в некоторых государствах ближнего зарубежья российских Вооруженных Сил, а также наличие реальных жизненно важных интересов РФ во всех регионах ближнего зарубежья объективные причины, способствующие втягиванию России в образующиеся узлы военного противостояния.
Здесь в основном может идти речь о конфликтах низкой интенсивности, которые могут иметь тенденцию к эскалации. В этом смысле угроза локальных войн в ближнем зарубежье для России, как уже отмечалось, возрастет и может проявиться в следующем:
* эскалация вооруженных конфликтов у российских границ ставит Россию перед необходимостью адекватной, в том числе и военной, реакции на развитие военно-политической обстановки;
* дестабилизация системы военно-политических отношений государств ближнего зарубежья приведет к усилению позиций недружественных в отношении России государств дальнего зарубежья в регионах ее жизненно важных интересов;
* рост тенденций регионал-сепаратизма внутри РФ и связанных с ним угроз ее территориальной целостности.
Анализ военно-стратегической обстановки показывает, что на территории бывшего СССР существует опасность возникновения 12 региональных войн, в том числе перерастание в них некоторых из нынешних вооруженных конфликтов.
Таким образом, рост конфликтности по всему периметру российских границ является основой военной опасности для России в ближнем зарубежье.
В качестве одной из мер укрепления военной безопасности предлагается установить более тесные отношения между Россией и НАТО. Однако неизбежное втягивание в орбиту блока стран Восточной Европы и отдельных бывших советских республик формирует предпосылки для военно-политической изоляции РФ по всему периметру ее западных и юго-западных границ. Поэтому участие России в программе Партнерство во имя мира далеко не в полной мере может исключить такую изоляцию. Учитывая военный потенциал, уникальное геополитическое положение, Россия может и должна претендовать на значительно большую роль в системе блока по сравнению с другими странами, присоединившимися к этой программе. На этом пути предстоит преодолеть немалое политико-д ипломатическое сопротивление, стремление оставить нас в подконтрольном состоянии, без пол ноправного голоса, а наше участие использовать для наблюдения Запада за ходом военного стр оительства в России, направленностью и содержанием военно-политических и военно-технически х программ.
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И БЕЗОПАСНОСТЬ. Начиная с 1992 г. не российский Парламент, а МВФ является законодателем экономических реформ в России, считают многие в России.
В области денежной и кредитной политики МВФ диктует отмену льготных кредитов определенным сферам народного хозяйства, хотя, например, применительно к сельскому хозяйству, наукоемким производствам, малому бизнесу многие страны практикуют льготное кредитование. Известно, что банковские процентные ставки по кредитам, по установкам МВФ должны формироваться под воздействием спроса и предложения. Однако у нас даже не говорят о 200% годовых и путях приведения процентной ставки по кредитам к ее нормальному уровню, с тем чтобы пошли инвестиции и стала оживать экономика. Создан искусственный барьер в виде единого эмиссионного центра, разрушающий интеграцию денежных систем стран СНГ. Нет и речи о создании, например, платежного союза.
В области бюджетной политики МВФ полагает приемлемыми те ставки налогов, которые действуют и ведут к ухудшению производства. Речь идет лишь о том, что надо лучше собирать налоги, а вот после того, как научатся собирать, можно будет рассмотреть вопрос о снижении налоговых ставок. С кого же только собирать останется при таких ставках?
В области обменного курса рубля МВФ диктует его формирование на основе спроса и предложения, а по вопросам структурной политики указал на необходимость отмены экспортных квот на все товары, включая и стратегические. Причем если торговые ограничения есть со стороны других стран, то российские экспортеры обязаны их учитывать. Таким образом, экономику России приспосабливают к нуждам экономически развитых стран, не заботясь о внутреннем российском рынке, нанося прямой ущерб экономическим интересам страны.
Особая забота МВФ об умеренном уровне импортных пошлин, которые не должны использоваться для защиты отечественных производителей, напротив, Правительство должно было обеспечивать в 1994г. среднюю ставку импортных пошлин на уровне не более 15% и представлять МВФ график поэтапного снижения импортных пошлин в течение 35 лет. Вот один из примеров того, как надо защищать экономические интересы экономически развитых стран и транснациональных компаний, рвущихся на новые рынки сбыта.
В области приватизации МВФ настаивает на свободном доступе всех заинтересованных лиц к покупке государственной собственности. Однако ни слова об обязательном введении декларации о доходах и о проверке источников происхождения крупных сумм, которые новые русские высыпают на прилавок для покупки собственности.
Озабочен МВФ и эффективным использованием российской земли. Он жестко настаивает на приватизации земли и формировании земельного рынка.
Вот в основном то, что хотело иметь МВФ за свои кредиты и консультации. Дают же один ничтожный кусочек пирога, а съесть хотят весь пирог. И результаты налицо: спад производства на 50% за три года. Американский доллар могучей поступью пошел в российскую экономику и за три года сумел довести стоимость рубля до 0,03цента.
Со свободной куплей-продажей валюты, либерализацией внешней торговли и освободившимися от злой опеки внутренними ценами в экономику был запущен вирус ее разрушения. Заниженный спекуляциями на валютной бирже курс рубля стал сам возбудителем инфляции. Его постоянное снижение вызывает рост внутренних цен, особенно на энергоносители в результате их погони за мировыми ценами, что автоматически вызывает рост всех остальных цен. Повышение же цен вновь приводит к падению курса рубля, что вызывает очередной виток инфляции.
Девальвация рубля и постоянный рост внутренних цен психологически изматывают большинство населения страны, которое начинает все более безразлично относиться и к очередным экономическим, и политическим экспериментам, и к выборам своей собственной власти. При этом, однако, накапливается и внутренний протест, который может реализоваться в самых острых и разрушительных формах.
Девальвация рубля манна небесная для иностранных экспортеров, она покрывает их затраты, даже если затраты выше мировых. Девальвация национальной валюты ведет к расширению экспорта, а разница в скорости девальвации рубля (т.е. укрепления доллара на внутреннем рынке) и повышении внутренних рублевых цен дает возможность экспортерам путем рублево-долларовых спекуляций без особых хлопот наживать огромные состояния.
Девальвация рубля и инфляция для коммерческих банков это Эльдорадо можно под бешеные проценты спекулировать деньгами, кредитовать экспортные операции и наживаться на них, а превращение рублей в доллары и обратно это вечный двигатель роста их благосостояния.
Судя по наплыву импортных товаров, девальвационно-инфляционный механизм выгоден и импортерам.
Первый сбой в этом бесперебойном механизме произойдет тогда, когда внутренние цены на основные экспортные товары зашкалят за мировые (в долларовом исчислении). С этим столкнулись уже угольщики, недалек черед и других. Второй сбой будет связан с тем, что стране перестанут давать в долг, а жестко потребуют возврата внешних долгов. И третья, главная ступень, когда большинство населения осознает, что их грабят средь бела дня.
Осуществление безопасной, хотя бы относительно защищенной внешнеэкономической деятельности на 1995 г. исходит от продолжения курса на дальнейшую либерализацию внешней торговли, интеграцию российской экономики в мировое хозяйство, развитие инвестиционной активности и погашение внешнего долга России. В области ее регулирования произойдет дальнейший переход к использованию преимущественно экономических методов.
Для стимулирования экспортных поставок в условиях сближения внутренних цен с мировыми предстоит продолжить корректировку ставок вывозных таможенных пошлин, усиления стимулирования промышленного экспорта, а также противодействия дискриминационным мерам, принимаемым против российских экспортеров зарубежными странами.
ТОРГОВЛЯ ОРУЖИЕМ. Резервом расширения объемов отечественного экспорта являются поставки другим странам промышленной продукции оборонного характера, особенно торговля оружием. За последние три года произошло снижение мировых объемов продаж Россией оружия и военной техники с 32 до 10%, освободившуюся нишу тут же заняли США и другие развитые капиталистические страны. Такое снижение произошло главным образом из-за хаоса и неразберихи в нашей внешней политике на рубеже 19891991 гг., нерасторопности и отсутствия должного профессионализма внешнеторговых организаций России, что в конечном итоге наносит ущерб безопасности страны.
Надо, чтобы эти ведомства были тесно связаны с ГК Росвооружение, Министерством обороны и предприятиями оборонной промышленности, принимали бы участие в поисках форм соединения их интересов с требованиями, особенностями и тенденциями внешнего рынка, выступая не просто посредниками, а активными участниками решения народнохозяйственных, в том числе и оборонных задач.
Сейчас многие страны третьего мира вновь проявляют к нашему оружию и военной технике большой интерес, особенно такие, как Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Бахрейн, Кувейт, Саудовская Аравия и др. Немалым спросом пользуются российские самолеты-истребители, зенитные ракетные системы ПВО, зенитная артиллерия, танки с газотурбинным двигателем, бронетранспортеры и боевые машины пехоты, различное инженерно-саперное оборудование, некоторые образцы электронной техники, аппаратура связи и другие средства, главным образом оборонительного плана.
Торговать оружием, разумеется, надо крайне осторожно, учитывать не только конъюнктуру рынка, но и политическую ситуацию в том или ином регионе.
Готовя торговую сделку, следует внимательно изучить экономическое состояние страны-покупателя, не повторять ошибок прошлого, когда военная техника поставлялась за рубеж за кредиты, без уверенности в их скором погашении, а то и безвозмездно, если поставки преследовали политические цели. Не случайно уже много лет в наших должниках ходят такие страны, как Ливия, Йемен, Сомали, Ангола, Вьетнам, КНДР, Сирия, Египет и др., не говоря уже об Индонезии, Судане, Афганистане, Кубе, Монголии и некоторых государствах бывшего Варшавского Договора.
Их суммарный долг исчисляется многими миллиардами долларов, и нет надежды, что в ближайшем будущем он значительно сократится. Видимо, и это показывает мировой опыт, основой торговых соглашений на поставку военной продукции должен быть главным образом не долгосрочный кредит, а предоплата или бартер в виде своевременного экспортирования в Россию товаров, представляющих для нас экономический народнохозяйственный интерес.
Особая предусмотрительность должна быть проявлена при определении объемов продаваемого оружия. Невзирая на выгодность сделки, следует поставлять в те или иные страны такое количество вооружения и военной техники, которое не могло бы резко изменить баланс сил в регионе, стать основой потенциала агрессии и, таким образом, причинить ущерб безопасности России.
Регулирование импорта должно обеспечить защиту отечественных производителей и борьбу с монополизмом на внутреннем рынке в интересах потребителей, для чего предусматривается сертификация качества импортных товаров и другие меры.
ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И РЕФОРМИРОВАНИЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ. Современная военно-политическая обстановка в мире такова, что при существующих опасностях для России конкретной военной угрозы со стороны других стран нет.
Однако военные опасности существуют. Они заключены в сложном и противоречивом комплексе исторических, экономических, социальных, политических, идеологических, особенно военных и иных явлений.
Сокращение вооруженных сил крупные государства (США и другие страны НАТО) восполняют за счет принятия на вооружение новых, более эффективных видов оружия. Не исключено, что для разрешения противоречий в различных сферах жизни общества и достижения своих военно-политических целей эти страны могут применить военную силу. Об этом свидетельствуют многие военные конфликты, в том числе и война в районе Персидского залива, действия в Югославии и др.
Ряд государств обладает мощным ракетно-ядерным потенциалом, уровень которого хотя и снижается, но все же остается достаточно опасным. Причем, кроме России, других членов СНГ и США, ни одна из ядерных держав пока не уничтожила ни одного ядерного боеприпаса, ни одной ракеты. Еще не остановлен процесс распространения оружия массового уничтожения и средств его доставки, возможно увеличение числа членов ядерного клуба.
Время от времени предпринимаются попытки использовать против России средства политического, экономического и иного давления или военный шантаж. К ним можно отнести так называемый увязки политическим руководством Японии вопроса о спорных с Россией территориях с оказанием ей помощи в проведении экономических реформ.
Вероятна дестабилизация в отдельных странах и регионах, особенно в африканских странах. Это связано с угрозой голода, болезнями, эпидемиями, истощением энергоресурсов для развитых стран, организованной преступностью, национализмом, терроризмом и т.д. Это, в свою очередь, может вызвать военные последствия, для урегулирования которых потребуется военное вмешательство России под флагом ООН.
Продолжается совершенствование ядерного оружия и других средств массового уничтожения. Нельзя не считаться с уроками истории, когда военно-техническое превосходство над вероятным противником нередко использовалось для нападения на него, для начала войны. Стремление иметь превосходство сохраняет свое значение как в материальном, так и в психологическом аспекте. Технический прорыв какой-либо страны в создании новых видов вооружения может породить обстановку подозрительности, недоверия в отношениях между государствами. Эту же роль способна сыграть и гонка вооружений, если не станет необратимым процесс разоружения.
К сожалению, военные опасности для России не ограничиваются внешними. Наряду с ними существуют и такие военные опасности, которые можно назвать внутренними (по отношению к России и другим странам СНГ). Это прежде всего нестабильность экономических, социально-политических, национально-этнических, религиозных и некоторых других процессов, происходящих в России и других странах. Это связи принципиально новые, ибо прежде безопасность стран обеспечивалась преимущественно военным могуществом. Чем оно было больше, тем надежнее была безопасность. Теперь же безопасность государства в военной области более тесно взаимосвязана с другими формами безопасности экономической, политической, экологической, информационной и т.д.
На все время ядерного разоружения, изменения политического климата в мировой политике и военно-политической обстановки вооруженная сила остается ключевым звеном в системе военной безопасности России. Оборонное строительство России, эффективность ее Вооруженных Сил все больше должны обеспечиваться не милитаризацией экономики и общества, а, напротив, их усилением в интересах народа, повышением уровня его жизни. Не наращиванием численности армии и флота, а ее снижением, но таким образом, чтобы качественные характеристики военной техники, военной науки, личного состава Вооруженных Сил могли гарантировать надежную безопасность государства (а также СНГ) в соответствии с военной доктриной. В связи с этим потребуется усиление профессионализма личного состава, увеличение числа солдат и офицеров с высокой общеобразовательной и специальной подготовкой.
Для России жизненно необходима система коллективной обороны общего военно-стратегического пространства, недопустима децентрализация управления Стратегическими силами СНГ и контроля над ядерным оружием и другими видами оружия массового поражения. Необходимо также строго выполнять договоры, касающиеся сокращений вооружений, вооруженных сил и укрепления мер доверия.
Система военной безопасности СНГ должна функционировать в соответствии с принципами Организации Объединенных Наций, а ее военный компонент основываться на национальных и Объединенных Вооруженных Силах с сохранением единого ядерного потенциала.
Общая тенденция развития вооруженных сил в новых условиях будет определяться непосредственным влиянием уровня военной опасности. Чем выше этот уровень, тем большие требования предъявляются к вооруженным силам, и наоборот. Если государство находится перед опасностью военной угрозы, то оно обязано принимать дополнительные меры по упрочению своей армии. Вооруженные Силы России должны строиться и развиваться не как армия подготовки войны, а как армия мира, обеспечения национальной безопасности.
Гарантом такого хода развития, а следовательно, и военной безопасности России призвана стать ее политика. В ней должны содержаться положения о том, что Россия никому не навязывает своей воли, идеологии, образа жизни, признает сохранение мира приоритетной целью, отказывается от войны, как средства политики по отношению к другим странам, выступает за ее предотвращение, за решение возможных конфликтов прежде всего мирными средствами.
Повышение национальной безопасности страны во многом зависит от ускорения военной реформы, слома прежней военной машины и создания фактически новых Вооруженных Сил, учитывая при этом договоры и обязательства России по вопросам разоружения.
Россия обязана решать свои проблемы, руководствуясь национальными интересами, а не по указке извне, если она намерена сохранить свое лицо великой миролюбивой державы. Она должна быть сильной во всех отношениях, особенно в вопросах обороны.
НОВЫЙ ИМПУЛЬС РЕФОРМ. В начале 1995 г. высшее политическое руководство страны выступило с идеей реформирования системы управления Вооруженными Силами Российской Федерации. Президент страны при обсуждении путей разрешения чеченского кризиса объявил о намерении вывести Генеральный штаб из структуры Министерства обороны и подчинить его Верховному Главнокомандующему Вооруженными Силами. Такое решение не явилось неожиданным для армейской, да и в целом российской общественности. Это своеобразный шаг в процессе реформирования Вооруженных Сил, логически вытекающий из содержания военной доктрины. Он предусматривает разделение административных и оперативно-стратегических функций высших органов военного управления, возможность назначения на должность министра обороны гражданского лица, а следовательно, и изменение статуса МО и ГШ. Для непосвященных читателей подобное решение выглядит как справедливая реакция Президента на неудачи Вооруженных Сил и других войск в ходе проведения военных акций в Чечне и стремление поправить дело. Пожалуй, впервые за последние годы российское политическое руководство так близко соприкоснулось с военными проблемами и вынуждено непосредственно заниматься их решением. Во-оруженный кровавый конфликт в Чечне, конечно, не крупномасштабная война, а частный эпизод и поэтому не может служить причиной пересмотра основных положений военной политики государства, военного строительства. Однако действия воинских частей в ходе чеченских событий обнажили несовершенство нашей военной организации и показали, что многие реформаторские эксперименты над прежней армией и системой управления обороной страны не укрепили ее военную безопасность.
Обнаружилось, что в государстве нет единого ответственного органа за всю оборону, за руководство военным строительством. Нет ни концепции, ни реальных программ реформирования военного дела в стране, ни специальных органов, которые руководили бы его осуществлением. О необходимости их разработки и активизации реформы неоднократно заявляли военные специалисты и общественность страны, и нет никакой причины ждать, когда военная практика незначительного масштаба заставит повернуться лицом к данной проблеме. Ведь она, эта практика, замешана на крови, горе и слезах наших сограждан, на жизнях солдат и местного населения. От нее часто зависит и судьба государства.
Проблема комплексного планирования оборонных мероприятий возникла не вчера и не сегодня. Она стала многоплановой и выражена в рассогласованности действий силовых министерств; слабой информированности о планах, замыслах противника, состоянии его готовности к военным действиям; в неподготовленности инфраструктуры районов к ведению войны, а также в неспособности федерального Правительства влиять на средства массовой информации и доводить через них свои решения в неискаженном виде. В результате развития этого процесса резко снизились авторитет и статус Министерства обороны и Генерального штаба. Они оказались отстраненными от решения общих задач организации обороны страны и военного строительства государства. Стали скорее Министерством армии и флота и его органом управления.
Перестал быть секретом и тот факт, что наши Вооруженные Силы не в полной мере отвечают требованиям военной доктрины и недостаточно боеспособны. Подвергнуты остракизму генералы, и офицеры жалеют необученных солдат. Однако не командиры и войсковые штабы виновны в том, что в армии нет практически ни одного укомплектованного по штату соединения, а нищенский бюджет не позволяет вести плановую боевую и оперативную подготовку, уже не один год не проводятся войсковые учения и маневры. Основные усилия командиров всех степеней и рангов направлены на то, как выжить в условиях рыночного беспредела. Напрашивается вывод, что Правительство до сих пор не поняло своей роли и ответственности за состояние обороны страны и проведение военной реформы.
Деятельность руководства МО, его органов управления и кадров высшего звена в известной мере вписывается в общий замысел реформирования Вооруженных Сил. Но объявление о намерениях реорганизовать систему управления ВС, сделанное Президентом, было неожиданным, а по свидетельству прессы, министр обороны и начальник Генштаба заявили о своей непричастности к подготовке и разработке такого предложения. О недостаточной согласованности в деятельности президентских структур и военного ведомства свидетельствует и разноголосица в оценке намечаемой реорганизации представителями военного руководства. Одни безоговорочно поддержали готовящееся решение (Главком Сухопутных войск), другие не согласились.
Все это подтверждает необходимость глубокого и взвешенного подхода всех органов законодательной и исполнительной власти государства к решению проблем военной реформы в стране и, видимо, требует приведения Конституции и законов, касающихся военной деятельности, в соответствие с потребностями развития нашей страны.
Рассмотрим вкратце сложившуюся ситуацию и намечаемые меры по реформированию системы высшего военного управления страны.
Нет сомнения в том, что эта система требует решительного совершенствования. Президент, как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами, несет главную ответственность за состояние обороны страны, поэтому он обязан иметь соответствующие органы управления, систему военной информации и контроля, необходимые научные структуры, способные анализировать и готовить предложения по решению не только текущих, но и перспективных проблем оборонного характера. В единую систему высшего военного руководства должны вписаться Президент, Правительство, руководители силовых министерств, министерств и ведомств, работающих на решение оборонных задач, Совет Федерации и Государственная Дума с их особыми законодательными полномочиями по оборонным вопросам, региональные власти, органы местного самоуправления и т.д. Функции, права и обязанности каждой из этих структур должны быть четко определены, согласованы и законодательно закреплены. Соответствующие уточнения целесообразно внести в Закон Об обороне. Нельзя допускать, чтобы кадровая политика строилась на основах личной преданности, симпатий и антипатий лидеров. Тогда не будут создаваться должности под личность, в ущерб общему делу.
Пока же законодательно-правовая база военной структуры страны, в том числе и системы военного управления, не позволяет осуществлять целенаправленную военную политику. Например, Конституция Российской Федерации (ст. 87) гласит: Президент Российской Федерации является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации. Но Вооруженные Силы по Закону РФ Об обороне это лишь армия и флот, а они по этому же закону ...предназначены для отражения агрессии и нанесения агрессору поражения, а также для выполнения задач в соответствии с международными обязательствами.
Как в этом случае поступать с внутренними и пограничными войсками, войсками и силами других министерств и ведомств, которые не только обязаны в соответствии с предназначением участвовать в разрешении внутренних вооруженных конфликтов типа чеченского, но и в отражении агрессии извне?
Входят ли они в подчинение Верховного Главнокомандующего? Осуществляет ли в этом случае Генеральный штаб руководство этими силами? Если да, то нужно менять состав Вооруженных Сил или же другим путем приводить в соответствие возникшие противоречия.
Согласно Конституции РФ, Вооруженные Силы не должны участвовать во внутригосударственных вооруженных конфликтах, однако по содержанию военной доктрины такое участие рассматривается как обязанность.
По Закону О безопасности силы обеспечения безопасности состоят из Вооруженных Сил и других военных формирований, в которых законодательством предусмотрена воинская служба, но угрозы для безопасности страны (общества, государства и личности) могут иметь место не только военного характера, но и экономического, идеологического, информационного, экологического и др. Спрашивается, что же во всех случаях следует применять воинские формирования?
О конкретном намерении выделить Генеральный штаб из состава Министерства обороны и подчинить его лично Президенту России можно сказать следующее.
Первое. Следует уяснить, с какой целью осуществляется подобная реорганизация. Нам говорят, что в этом случае Президент будет иметь свой орган управления, способный оперативно и квалифицированно заниматься планированием и организацией обороны страны, координировать усилия всех силовых структур, привлекаемых к решению задач обороны. Утверждают, что, замыкая Генштаб на себя, Президент сможет нейтрализовать, а при необходимости и подавить силой любые внешние и внутренние угрозы безопасности нынешнему политическому режиму.
Безусловно, принимаемое решение в известном смысле приблизило бы основной орган оперативного управления Вооруженными Силами к Верховному Главнокомандующему, но ведь не это главное в реорганизации. Для того, чтобы Генштаб смог выполнить свои задачи в новой роли, он должен существенно изменить свою структуру, функции, состав и общую организацию работы. Генштаб нужен Президенту как орган планирования и управления всеми силами обороны государства, а не только армией и флотом.
На проводимую реорганизацию, естественно, потребуются дополнительные силы и средства, кадры новых специалистов, которые в короткие сроки подготовить невозможно.
Реорганизация органов управления ВС всегда связана с ослаблением управления ими на весь период ее проведения. Опыт показывает, что в России реформы в короткие сроки не полу-чаются. Поэтому в сложной современной обстановке затяжка процесса кардинальных преобразований приведет к разрушению военной системы государства.
Второе. Министерство обороны в новом качестве должно заниматься обеспечением деятельности Вооруженных Сил РФ. Но остается неясным, что имеется в виду: армия, флот и другие войска и силы? Следовало бы определиться и в содержании обеспечения, а также следует ли из всего этого, что другие силовые министерства выделят из своего состава какие-либо управленческие структуры и переподчинят их Генеральному штабу.
Выделение Генштаба из Министерства обороны приведет к созданию в нем иной управленческой структуры, ибо ни одно министерство, как показывает практика, не может без них обойтись.
Видимо, Министерство обороны в своем новом качестве не сразу будет соответствовать своему назначению, чем оно является теперь.
Третье. Министерство обороны и Генеральный штаб в новых условиях должны будут четко разделить полномочия и ответственность. Тот опыт, который приобретался десятилетиями, а практическая работа получала организационное и правовое закрепление, воплощалась в конкретные структуры, штаты, силы и средства, потребуют пересмотра. Нужно будет в самые короткие сроки перестраивать, переделывать. Это в условиях финансового и экономического кризиса в стране вряд ли станет осуществимым. Генеральный штаб, оторванный от Министерства обороны, станет слабее. В данном случае мы рискуем оказаться в плену случайных, недостаточно продуманных идей, спонтанных решений.
Вряд ли будет целесообразно игнорировать собственный опыт и использовать только чужой.
О ЧЕМ ГОВОРИТ ОПЫТ ПРОШЛОГО? Разумеется, опыт деятельности Минобороны и Генерального штаба в советский период нашей истории не следует идеализировать, равно как и повторять его в деталях. Но существовавшая в прошлом структура централизованного руководства Вооруженными Силами (которые в отличие от сегодняшних включали в себя кроме видов ВС, специальных войск и тыла, войска гражданской обороны, пограничные, внутренние, железнодорожные войска и ряд других формирований) обеспечивала надежное управление куда более мощным, чем теперь, военным комплексом государства, координацию военной политики СССР и взаимодействие со своими союзниками по Варшавскому Договору. В государстве существовали специальные структуры, отвечающие за конкретные направления военного строительства и подготовку страны к обороне.
Совет обороны СССР под руководством главы государства Верховного Главнокомандующего на своих заседаниях рассматривал исключительно военные проблемы, по итогам работы Совета готовились и принимались конкретные решения на высшем государственном уровне. Министерства и ведомства, связанные с решением оборонных задач, понимали свою роль и несли прямую ответственность за выполнение государственных решений.
Генеральный штаб отвечал за разработку предложений по основным вопросам подготовки страны к обороне, планировал применение Вооруженных Сил и мобилизацию страны на случай войны, координировал деятельность по развитию оборонной инфраструктуры и т.д.
В ведении Министерства обороны находились также вопросы единой военно-технической и кадровой политики, строительства и расквартирования войск, их комплектования, взаимодействия с гражданскими органами власти. Генеральный штаб отвечал за согласование планов применения вооруженных сил государств участников Варшавского Договора в интересах обороны Содружества.
В целом можно сказать, что Министерство обороны СССР и Генеральный штаб выполняли основные функции высшего органа планирования, организации и управления всеми вооруженными формированиями страны, участвовали в разработке военной политики и были непосредственными исполнителями решений, принимаемых Советом обороны и Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами государства.
Может ли быть теперь использован этот опыт, разумеется, с учетом новых условий? По нашему мнению, данный опыт вполне приемлем для применения и должен использоваться:
* Во-первых, потому, что он позволяет решить основную проблему Президент сможет непосредственно опираться на необходимую управленческую структуру, объединяющую под одной крышей все органы, организации и учреждения, так или иначе связанные с решением задач обороны и военной безопасности страны. Ведь именно эту цель преследуют те, кто желает подчинить Генеральный штаб Верховному Главнокомандующему.
* Во-вторых, реорганизация в духе собственного прошлого опыта не потребует радикальной ломки ныне существующих структур, а значит, позволит сохранить все ценное, что уже накоплено в ходе строительства российских Вооруженных Сил, и сэкономить денежные средства.
* В-третьих, данное решение будет наиболее безболезненным для основной массы военных кадров, до основания дезорганизованных многочисленными перестройками и организационными перестановками, морально задавленных антиармейской пропагандой.
* В-четвертых, Министерство обороны и Генеральный штаб при условии активизации деятельности по совершенствованию стиля и методов руководства станут действительно соответствовать своему назначению, отвечать за оборону страны и координировать работу всех структур, привлекаемых к обороне страны. Поднимется их авторитет, станут более квалифицированно решать задачи военного строительства, улучшится взаимодействие различных министерств и ведомств, вооруженных формирований различного назначения.
Эти и другие обстоятельства могут иметь важное значение для принятия окончательного решения по вопросу о путях реорганизации системы управления Вооруженными Силами.
НЕКОТОРЫЕ ПУТИ ПЕРЕСТРОЙКИ. Министерство обороны и Генеральный штаб должны качественно измениться и по составу, и по структуре.
Они, видимо, должны будут соответствовать следующим основным требованиям:
* органично войти в общую систему оборонного (военного) комплекса страны;
* быть способными охватить своим воздействием все оборонные структуры государства;
* стать единым органом планирования и управления в военное время теми вооруженными формированиями, которые предназначены для ведения боевых действий и обеспечения военной безопасности страны;
* не только министр обороны, но и начальник Генерального штаба должны войти в состав Совета Безопасности страны;
* получить в прямое подчинение вооруженные формирования других силовых структур в случае введения военного положения в стране или на части ее территории;
* непосредственно отвечать перед Советом Безопасности, высшей законодательной и исполнительной властью за военное строительство, боеспособность Вооруженных Сил, организацию обороны страны;
* в том случае, если будет создан Совет обороны страны как специальная структура в составе Совета Безопасности, Министерство обороны и Генеральный штаб могли бы стать его рабочими органами. С началом войны Совет обороны взял бы на себя функции Государственного комитета обороны, а Генеральный штаб перешел бы в прямое подчинение Ставки ВГК.
Совет обороны представляется целесообразным создавать уже сейчас, поскольку существующий Совет Безопасности вынужден решать значительно более широкий круг вопросов, чем военная безопасность. Его состав не предназначен для этой цели. Совет обороны нужен не как совещательный орган при Президенте, а как постоянно действующая структура государства. Конституцией или специальным законом должны быть определены его функции, состав и полномочия. Члены Совета обороны не могут назначаться или сменяться по желанию одного лица, они должны входить в его состав по занимаемой должности, а возглавлять деятельность Совета надлежит Верховному Главнокомандующему.
Образование Ставки ВГК также должно быть предусмотрено соответствующим законодательством страны в мирное время. Состав, задачи, порядок работы, другие вопросы создания и функционирования Ставки необходимо определить заблаговременно.
Министерство обороны в мирное время в конфликтных ситуациях не должно брать на себя руководство внутренними войсками, силами ФСК, рядом других вооруженных формирований, нельзя функционально подменять другие министерства и ведомства. Речь может идти лишь о необходимости единого планирования оборонных мероприятий в масштабе страны и правовом закреплении приоритета МО и ГШ во взаимоотношениях с силовыми структурами в организации планирования и некоторых вопросах военного строительства (единая военно-техническая, кадровая политика, комплектование войск и т.п.).
Главную военную инспекцию, на наш взгляд, необходимо иметь при Верховном Главнокомандующем, а не при министре обороны. Она должна осуществлять надведомственный контроль за всей сферой военного строительства, деятельностью тех министерств и ведомств, которые участвуют в подготовке страны к обороне и обеспечении ее военной безопасности.
Разделение функций Министерства обороны и Генерального штаба это особая проблема, которая требует специального рассмотрения. При всем различии их обязанностей они единый цельный организм, призванный осуществлять управление Вооруженными Силами, другими элементами военной системы государства. Искусственный разрыв приведет лишь к ослаблению каждого из них. Генеральный штаб есть неотъемлемый главный орган системы военного управления, он выступает задающим генератором, координирует деятельность других элементов этой системы. Именно поэтому начальник Генерального штаба должен по основным вопросам работы штаба иметь прямой контакт с Президентом Верховным Главнокомандующим ВС.
Реализация рассмотренных выше предложений могла бы привести к созданию в стране специальных органов, непосредственно отвечающих за все вопросы военной политики, организацию обороны страны, за военную реформу в целом в государстве, а не только за реформирование Вооруженных Сил. Пока же за эти вопросы никто в полной мере ответственности не несет. Министерство обороны и Генеральный штаб в их сегоднящнем состоянии не имеют соответствующих узаконенных полномочий. Их статус настолько снизился, что они не могут даже противостоять продолжающемуся разрушению собственных Вооруженных Сил.
С созданием единой системы управления военным (оборонным) комплексом страны Президент Российской Федерации как Верховный Главнокомандующий в руководстве оборонной сферой страны должен иметь возможность использовать специальные органы военного управления различного предназначения: Совет обороны, Министерство обороны и Генеральный штаб, Главную военную инспекцию.
Чтобы избежать опасности сосредоточения в руках одного лица государства всей власти над военными структурами в мирное время, Конституция РФ и законы военного пакета должны уравновесить правовое положение всех ветвей власти. Нужно выработать соответствующие механизмы реализации этих прав, наделить Парламент конституционным правом контроля за военной деятельностью.
Следовательно, реформа системы управления Вооруженными Силами не может быть проведена изолированно от реорганизации системы военного управления государства в целом. Это подтверждает необходимость разработки общей концепции военной реформы, глубокого научного обеспечения каждого практического шага Правительства и каждого решения законодателей по вопросам военного строительства.
Современная военная практика, в том числе и ход военных действий в Чечне, высветила самые разнообразные проблемы, которые требуют оперативного разрешения. Они имеются и в области управления, и в сфере материально-технического обеспечения Вооруженных Сил, в организации оперативной и боевой подготовки, комплектования войск, научной и педагогической деятельности по подготовке военных кадров, морально-психологическом обеспечении личного состава.
Вооруженные Силы сегодня по своим качественным параметрам не готовы к боевым действиям в локальных конфликтах, их организационно-штатная структура не приспособлена к решению таких задач.
Разрушив прежнюю систему политической работы в армии, мы оказались без эффективного аппарата духовно-идеологического воспитания личного состава. Информационно-психологическое обеспечение боевых действий в Чечне практически не ведется. Нам нечего противопоставить враждебной пропаганде. Ни свой, ни зарубежный опыт организации психологических операций на противника не использовали. Даже опыт афганской войны по работе с местным населением стал невозможен в силу отсутствия специальных подразделений и частей, необходимых средств спецпропаганды. Не потому ли имели место отказы выполнять задачи и уходы с поля боя отдельных военнослужащих и подразделений ОМОНа?
Одной из сложных задач, без решения которой не удастся повысить боеспособность войск, является задача качественно новой подготовки корпуса младшего командного состава сержантов. Современная система комплектования, подготовки и организации службы сержантов себя изжила и требует реорганизации. Наш младший командир сегодня ни профессионально, ни морально, ни по жизненному опыту не превосходит своих подчиненных. А правовой статус и материальное положение не вызывают у него стремления к профессиональному совершенствованию. В этом вопросе нам нелишне обратиться к зарубежному опыту, например американскому, где корпус сержантов приравнен к офицерам.
Служба по контракту, введенная в ВС РФ, прежде всего должна быть распространена на сержантов. Их подготовку нужно вести не полгода, как сейчас, а более длительный срок, при этом обеспечить их строгий профессиональный отбор, достойную оплату воинского труда, надежную социальную защищенность, высокий правовой статус, поддержку не только командования, но и широкой общественности только тогда у нас будет сержант-профессионал, способный по-настоящему управлять подразделениями в бою, обучать в мирное время. Только при этом условии многие из сегодняшних проблем были бы сняты. Сократились бы боевые потери, увечья в ходе повседневной службы, улучшилась бы дисциплина в армии, а значит, она стала бы качественно лучше.
Подобных проблем накопилось очень много и решать их, несмотря на тяжелое финансовое и материальное положение страны и ее Вооруженных Сил, все равно придется. Нужно только выбрать самые ключевые из них, поступиться второстепенным ради главного и помнить, что государство сильно своей обороной, а укреплять ее дело не только военных.
В зависимости от отношения госудаpства к pоли военной силы фоpмиpуется пpинципиальная установка на сохpанение или подpыв стpатегической стабильности. Поэтому pуководство Российской Федеpации исходит из пpинципа отказа от пpименения силы в междунаpодных делах. Однако нельзя не понимать, что совpеменная обстановка не позволяет пока полностью отказаться от военной силы для защиты наиболее важных госудаpственных интеpесов.
Наряду с этим ключевым направлением по созданию единого глобального пространства безопасности Россия должна активно участвовать и содействовать процессу ограничения и сокращения вооружений. Однако и в этой сфере мы не можем прекратить или приостановить начавшуюся техническую модернизацию армии и флота. Имеющиеся планы строительства Вооруженных Сил, создания и развертывания тех или иных видов вооружений подлежат неуклонной реализации.
В интеpесах укpепления военной безопасности наша страна вряд ли должна теперь слепо следовать Договору об обычных вооруженных силах в Европе, разработка и подписание которого осуществлены в иных военно-стратегических условиях. Договор был выработан на военно-блоковой основе, когда СССР входил в состав ОВД, т.е. имел союзников, его крупные группировки войск находились в центре Европы, а территория и Вооруженные Силы еще не были расчленены.
Соблюдение сегодня всех условий Договора, с точки зрения организации рациональной обороны страны, прежде всего на флангах территории ограничений является ущербным. В новых истоpических условиях России логично было бы проявить инициативу о корректировке Договора по ограничению вооруженных сил и вооружений в Европе, естественно, учитывающую изменения, которые произошли в военно-стратегической обстановке. При этом Российская Федерация объективно заинтересована в том, чтобы обсуждение вопросов безопасности и разоружения, а также строительство вооруженных сил происходило более открыто и откровенно. Обсуждение конкретных озабоченностей сторон в области безопасности и обороны способствовало бы выработке соглашений, действительно повышающих безопасность и стабильность военно-стратегической ситуации в мире (или в регионе) при существенно сокращенных уровнях вооруженных сил и вооружений. Видимо, полезно по-новому взглянуть на проблему коллективной безопасности, укрепления роли ООН, попытаться превратить эту организацию в орган, который реально обладал бы широкими миротворческими функциями и возможностями их выполнения.
Поскольку в обозримом будущем вряд ли будет идти речь о полной ликвидации ядерного оружия, другие ядерные державы не ставят этой задачи даже в виде лозунга. На повестку дня, по-видимому, будет поставлен лишь вопрос о достижении какого-то предельного уровня СНВ, соответствующего так называемому минимальному ядерному сдерживанию.
ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. Внешняя и внутренная политика развитых государств базируется на том, что страна, имеющая превосходство в силах и средствах информационной борьбы, в том числе разведки, может рассчитывать на лидерство в экономической, военно-политической области, иметь стратегическое и тактическое преимущество, более гибко регулировать экономические затраты на развитие вооружения и военной техники, поддерживать преимущество по ряду передовых технологий. В последние годы в вооруженных силах США и основных государств НАТО практически полностью обновлен парк аппаратуры разведки, резко возросли темпы ее создания, превысившие в 23 раза темпы создания любой другой радиоэлектронной аппаратуры.
Изменения геостратегической обстановки, реализация международных соглашений о контроле над вооружениями, активное включение российских предприятий во внешнеэкономическую деятельность и ряд других факторов позволяют иностранным государствам сформировать качественно новую разведывательную ситуацию. В частности, если раньше техническая разведка велась в основном из-за пределов Советского Союза (за исключением мест постоянного пребывания инопредставителей), то в настоящее время противник имеет возможность вести разведку в России зачастую вблизи или непосредственно на объектах ВПК и ВС РФ. Все это наносит огромный ущерб национальной безопасности России.
Процессы реформирования жизнеустройства в России обусловили новые формы организационной деятельности разведок иностранных государств. Для добывания разведывательной информации, создания позиций влияния в интересах США и других государств все шире используются легально действующие в России многочисленные совместные предприятия и различные научные центры.
Таким образом, в информационном столкновении сторон существуют и развиваются, возможно с разной интенсивностью, механизмы, обусловленные как противоборством, так и сотрудничеством государств. И в этом состоит главная особенность и сложность рассматриваемой проблемы.
Ущерб, наносимый Российской Федерации в результате несанкционированного доступа к информационным ресурсам, проявляется в нескольких сферах жизненных национальных интересов:
* в военной сфере за счет падения боевой эффективности конкретного образца В и ВТ, и как следствие соответствующих группировок войск (сил), возможного копирования образцов В и ВТ иностранными государствами;
* в экономической сфере в связи с необходимостью затрат дополнительных ресурсов на обеспечение прежнего уровня военно-стратегического баланса;
* в политической сфере из-за возрастания неопределенности в оценках суммарного военно-технического потенциала Российской Федерации, снижения эффективности фактора устрашения потенциальных противников.
На наш взгляд, наиболее перспективным путем совершенствования структуры управления системой в целом представляется внедрение нетрадиционных структур управления, в первую очередь ориентированных на решение проблем. Для этого целесообразно в МО РФ создать единый центр информационной безопасности, который бы координировал деятельность всех структур по обеспечению безопасности информационного ресурса в оборонной сфере. В его составе, например, следовало бы иметь отдел компьютерной безопасности для решения всего многообразия задач в этой области.
В качестве головного органа он должен выполнять следующие функции:
* проводить в МО координацию всех проводимых исследований и работ по проблеме информационной безопасности;
* принимать участие в разработке и обеспечить выполнение в МО государственных программ по защите государственной тайны;
* организовать введение в МО обязательной сертификации средств и систем защиты информации и аттестации систем управления по требованиям